Пресса 1993 года о разгоне Верховного совета

Аргументы и факты, Москва
08.10.1993

РАССКАЗЫВАЕТ ВЯЧЕСЛАВ ТЕРЕХОВ

Я находился в здании Верховного Совета. Передавал информацию. Утром в понедельник, в начале 9-го сели аккумуляторы у радиотелефона. И я отправился в кабинет к Руцкому. Оказалось, он на 5 этаже, в кабинете Хасбулатова. Коридор был забаррикадирован двумя сейфами, оставалась только маленькая щелочка для прохода.
Я предъявил свое удостоверение охране, вышел представитель Руцкого и провел меня к нему.
— Как выглядели в этот момент Руцкой и Хасбулатов?
— Руцкой был в своей полевой форме, чрезвычайно возбужден. Ругался, что снаружи по дому стреляют, а отсюда огня нет. Хотя я сам видел из кабинета Воронина автоматчиков , которые стреляли от дома. Хасбулатов был рядом, в соседнем маленьком кабинетике. Он был каким-то съежившимся и удрученным. Вероятно, понял, что все проиграно.
— Как начинались переговоры?
— Руцкой был неумолим. Он требовал прекратить огонь, вывести женщин и детей и лишь потом начать переговоры . По радиотелефону я связывался с директором «Интерфакса» М. Комиссаром. Он — с Черномырдиным; И по той же цепочке обратно. На это ушло 20 минут. Договорились, что парламентер выйдет с белым флагом через 20-й подъезд. В «Белом доме» уже были готовы выйти. Но тянули время, из переговоров охранников, я понял, что ждут «свою» авиацию. Мне дали в руки белую простыню и я пошел к 20-му подъезду. Вслед мне на разных этажах шла брань. Эти люди не хотели сдаваться, получив оружие, они хотели с ним еще поиграть.

Аргументы и факты, Москва
08.10.1993

КОРРЕСПОНДЕНТ ВСТРЕТИЛСЯ С КОМАНДИРОМ КАНТЕМИРОВСКОЙ БРОНЕТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ ГЕНЕРАЛОМ Б. ПОЛЯКОВЫМ

— Испытали ли вы, а также солдаты и офицеры колебания?
— Воля Президента России — это воля народа России, а воля народа — это закон для Российской армии.
— Но Руцкой — ваш бывший коллега, тоже генерал, назначенный самим ВС исполнять обязанности Президента.
— Для меня Руцкой — это Лжедмитрий.
— Куда передислоцируются стоящие перед «Белым домом» части Кантемировки?
— В указанный командованием район. Но могу заверить — Москву в беде не бросим.
— Есть ли в дивизии потери?
— Ни раненых, ни убитых нет.

Аргументы и факты, Москва
08.10.1993

ИНТЕРВЬЮ ЛИИ АХЕДЖАКОВОЙ

Где были те службы, которые должны предвидеть подобные ситуации? Я смотрю хронику и вижу, как милиционеры идут безоружные среди этой обозленной черни. Их просто положили под нож. По кадрам кинохроники можно сразу определить, где какая сторона. У защитников «Белого дома» перекошенные зло ой лица, столько ненависти в глазах! Это либо фанатики, либо их наняли и заплатили, либо они под действием наркотиков.

Третьего октября военных не было. А по радио говорили, что вот сейчас Таманская дивизия подойдет из Рязани, сейчас прилетят , вот сейчас спецназ… Где была «Альфа», где были все эти люди, чья профессия — охранять нас в таких ситуациях? Как получилось, что мирное население
оказалось беззащитным?

Я бы так же, как Саша Любимов, сказала: «Люди, не выходите не улицы — там страшно. там ходят бандиты!» Но если бы десятки тысяч людей не вышли на защиту Моссовета, мэрии, Кремля, кто бы тогда нам помог? Уже было известно, что само здание Верховного Совета начинено оружием. Уже было известно, что у «Белого дома» раздали оружие кому попало. Уже было ясно, какие люди закрылись в «Белом доме». Как легко они попирают все законы. Они давно заявили, что будут бороться с оружием в руках за конституцию.

Хочу сказать спасибо журналистам, которые, жертвуя жизнью, документально запечатлели для нас, кто есть кто. Засняли лица убийц.
Вот почему их так ненавидели эти люди, почему они пытались противопоставлять им свой ничтожный «Парламентский час». С телеэкрана на меня смотрели оскаленные, искаженные ненавистью лица защитников конституции, Или эти «600 секунд», где речь все время идет о
демократии, о правопорядке. «То не пущать, это запрещать!» А фашистскую пропаганду можно? Ею упиваются юные люди, которые генетически предрасположены к фашизму. Пропаганда фашизма возбуждает в них инстинкты. Взяв в руки заточенную арматуру, такой человек в этом сублимируется. Он не может самоутвердиться в мирной жизни и поэтому спрашивает себя: могу я убить старушку топором или не могу? Еще этот «призрак коммунизма», который до сих пор бродит в головах у людей.

Сомнительные идеалы , за которые погибли живые люди. Ради чего это? Ради конституции? Да стоит ли она того, эта конституция? Это опять «призрак коммунизма».

Аргументы и факты, Москва
08.10.1993

В. РОМАНЕНКО: ХАСБУЛАТОВ-РУЦКОЙ: ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БАНКРОТСТВО

Психологическая драма этих людей была запрограммирована всем их предыдущим поведением; изначально отличались эмоционально неустойчивой психикой; в цивилизованных странах кандидаты на высшие государственные посты проходит психологическое обследование.

Известия, Москва
25.09.1993

ИНТЕРВЬЮ С ДОКТОРОМ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК ЮРИЕМ БАТУРИНЫМ «БЫЛ ЛИ ВЫБОР У ЕЛЬЦИНА?»

— … Может быть, задним числом можно раскрыть какие-то секреты? Нас
интересует, как этот указ готовился, если можно, кем он готовился?
Проходил ли он обычную процедуру, является ли этот указ частью
какого-то более широкого пакета?

— Такого рода решения принимаются в исключительном порядке на самом
высоком уровне. К сожалению, схема мне полностью неизвестна. Даже при
обычной схеме прохождения далеко не все указы попадают ко мне. В
принципе существует определенный порядок, последовательность,
визирование, работа над указами в Государственно-правовом управлении
(ГУП), в администрации президента, а ко мне как к помощнику указ
поступает в самый последний момент, перед тем как он попадает на
подпись президенту. Этот указ, как я понимаю, является частью более
широкого пакета. Главным образом сюда входят Положение о Федеральных
органах власти, Положение о выборах в Государственную Думу, а также
указы поддерживающего характера.

— А этот проект или указ в уже готовом виде когда вы увидели?

— Я увидел его незадолго до того, как он появился. Кому принадлежит
инициатива создания проекта этого указа и авторство первичного текста,
мне тоже неизвестно, хотя на завершающих этапах мне повелось немножко
поработать…

— Что такое первичный текст и что значит недолго поработать — день, два?

— Оценка по времени примерно такая, как вы сейчас сказали, а первичный
текст, то есть тот текст, который я увидел… Может быть, до него было
еще несколько вариантом, я не знаю.

— Первичный текст меня абсолютно не удовлетворил, но должен сказать,
что меня и этот текст не особенно удовлетворяет.

— И в части преамбулы, и в части резолютивной, и в части
концептуальной, потому что я не считаю, что этот указ был единственным
выходом. Был возможен иной порядок шагов, иное решение, варианты были, я должен сказать.

— Варианты, различные по степени крайности, находящиеся в одном русле или противоположные?

— Нет, не противоположные. Ну немножко другая идеология, другая
последовательность ходов, это можно было бы сделать не одним указом, а
несколькими указами. Во всяком случае, у президента был выбор.
— В целом идею роспуска Верховного Совета как юрист вы поддерживаете?
— Я отдаю себе отчет, что этот ход не является законным, легальным, но
он в создавшейся ситуации оказывается справедливым. Собственно,
президент встал на известную точку зрения, что есть закон, а есть
право, закон может быть неправовым, и мы оказались в такой ситуации,
когда Конституция, по крайней мере, в значительной своей части, перестала быть правовой.

— Думаю, что указы, утверждающие положения о выборах, будут
опубликованы еще прежде нашей беседы. (Текст опубликован во вчерашнем
номере нашей газеты. — Ред.). Но я хочу еще раз вернуться к понятию
пакета. И к тому, что этот пакет составлялся в исключительном порядке.
Это означает, что разные части этого пакета готовились в разных местах
и разными людьми, которые не знали детально, что делают другие и кто
делает. Я и сейчас не могу сказать,кто что делал и что там еще есть, в
этом пакете. Конечно, здесь есть большой минус, потому что, когда в
последнюю минуту некоторые документы сводятся вместе и их нужно
выпускать, выясняется, что они в чем-то противоречат друг другу, не
согласуются, а это сказывается, конечно, на качестве.

— Вероятность того, что выборы будут проведены, проведены успешно, не
слишком близка к ста процентам. Но, поскольку многие общественные силы,
партии, особенно сейчас, заинтересованы в выборах, возможно, что именно
они и обеспечат успех в выборах. Не случайно, что выборы назначены на
два дня — на 11 и 12 декабря, расчет на то, что в течение двух дней на
избирательные участки придет значительно больше людей, чем в течение одного дня.

— Реакция Конституционного суда просчитывалась, в реакции
Конституционного суда мы ошиблись. Но надо сказать, что мы не сделали
все, что нужно было сделать для получения нужного результата. То есть с
Конституционным судом практически не работали.

— Речь шла не о закулисных переговорах, а о том, что нужно пригласить
судей Конституционного суда и обсудить с ними ситуацию, а решение
принимать уже после этого. Это было одним из элементов одного из сценариев.

— Почему же это не было сделано?

— Это зависит от того, как и кто принимает решение. Просто группа людей
вместе или порознь может обсуждать те или иные элементы сценария, они
могут вносить свои предложения, но в конце концов решение принимает
один человек. Вы знаете, у президента по каждому вопросу складывается
свое мнение, которое может зависеть от тех оценок, которые ему
подсказывают, но он далеко не всегда соглашается с предложениями,
далеко не всегда. Иногда можно убедить, иногда нет.

— Вы сказали, что вы ждали другой реакции со стороны Конституционного
Суда. Можно ли спросить, что подразумевается под местоимением «мы»?

— Мы — означает группа людей, членов Президентского совета, например,
некоторых сотрудников аппарата президента, которые этот вопрос
проговаривали по разным поводам, а отнюдь не только по этому указу. А
что касается реакции Конституционного суда конкретно по указу, то в
первую очередь я не ожидал такой поспешности, торопливости, ночных
заседаний и принятия решения без подготовки, без предварительных обсуждений.
Мне кажется, что сами судьи Конституционного суда не закончили это
дело. Возможно, что будут поставлены еще какие-то вопросы, не знаю,
посмотрим, я не склонен здесь торопиться.

— Формальное решение есть, оно вами получено? — Я его получил десять минут назад, поэтому я и не занимался пока этим
вопросом. Мы можем вместе почитать. — Мотивировочной части здесь нет, то есть здесь только резолютивная
часть. Мотивировочная неизвестна, она будет?

— Я думаю, что должна быть дана. Пока только то, что они успели
подготовить. Раздвоенность какая-то в решении Конституционного суда
меня честно говоря, удивляет.

— Ну а какая мотивация, что там происходило? Это все тайна за семью печатями?

— Наверное, не за семью печатями, но я пока этих печатей не открывал,
ни с кем из судей не разговаривал.

— Один прогноз можно сделать. Несмотря на то, что решение президента
справедливо в высшем правовом смысле этого слова, оно все же
основывается на том, что через закон переступить можно. Это неизбежная
и очень большая плата за то положительное, что мы приобретаем в
результате такого решения, но платить будем, скорее всего, не мы, а
платить будут дети, внуки я не знаю через сколько лет.

— Я боюсь, что через какое-то время, независимо от того, как это
скажется на нас лично, через много лет на этот шаг, на переход через
закон последует реакция, которая скажется на наших потомках.

— Мне хотелось бы быть одним из таких если не центров, то элементов
сдерживания, потому что я против насилия, против всякого применения силы.

Известия, Москва
30.09.1993

ЛЕОНИД НИКИТИНСКИЙ: КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ПОД УГРОЗОЙ ПАРАЛИЧА

Валерий Зорькин вправе выступать от лица Конституционного суда,
коллегиально признавшего антиконституционным действия президента, во
втором же пункте относительно действий Верховного Совета и съезда его
позицию можно рассматривать только как личную, поскольку заседания суда
на эту тему до сих по не проводилось; вопрос о конституционности
действий парламентских структур; тактика затягивания этого вопроса;
основанием для отказа заместителя председателя КС Николая Витрука и
члена суда Эрнеста Аметистова от участия в дальнейших заседаниях этого
органа; аналогичной позиции придерживается судья Анатолий Кононов,
близка к ней Тамара Морщакова; действия со стороны троих или четверых
судей в соответствии с Законом о Конституционном суде могут вместе с
тем привести к отсутствия кворума, необходимого для принятия решений;
Конституционный суд, не признав указ президента, тем самым продолжает
признавать съезд со всеми его полномочиями; встречей президента Ельцина
с группой юристов и политологов; автор, совместно с Анатолием Собчаком,
«президентского» проекта Конституции, который предлагался ранее
Ельциным Конституционному совещанию; президент более не намерен
использовать ни этот проект, ни вариант Конституционного совещания в
целом; новые президентские выборы должны проводиться уже на базе новой
Конституции, которую предварительно пример Федеральное собрание,
включающее в себя депутатов, которые, как мыслится, будут избраны на
выборах 11-12 декабря; предложение Валерия Зорькина «безотлагательно
созвать совещание руководителей представительной и исполнительной
властей субъектов Федерации с участием президента и народных депутатов
и принять на нем решение о сроках и порядке проведения выборов парламента и президента России».

Известия, Москва
25.09.1993

ЛЕОНИД НИКИТИНСКИЙ, «ИЗВЕСТИЯ»: «КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ВПРАВЕ ВЕРНУТЬСЯ К СВОЕМУ РЕШЕНИЮ, ЧТОБЫ ПОРАБОТАТЬ НАД НИМ БОЛЕЕ ТЩАТЕЛЬНО»

Решение Конституционного суда, принятое в ночь с 21 по 22 сентября сразу после телеобращения и оглашения указа президента, стало для судей актом высокого мужества; решимость немедленно заявить о своей приверженности формальной Конституции; из признания нелегитимности избранного еще в СССР съезда народных депутатов РСФСР логически вытекает и сомнительность мандатов выбранных этим съездом конституционных судей; включить в Декларацию о независимости США более двухсот лет назад такой высший правовой принцип, как право народа на свержение правительства; закрытое совещание Конституционного суда происходило в спешном порядке; «какой-либо сокращенный (упрощенный) порядок судопроизводства в Конституционном суде законом не предусмотрен»; не были приглашены ни должностное лицо, о конституционности действий и решений которого давалось заключение, ни его представитель, ни свидетели, ни эксперты; «за два часа до рассмотрения дела председатель Конституционного суда участвовал в пресс-конференции в здании Верховного Совета, где давалась резко негативная оценка Обращения и Указа Президента; тем самым была высказана заинтересованность указанных членов Конституционного суда в определенных результатах рассматриваемого дела; судья обязан заявить самоотвод; если его объективность может вызвать сомнения…»; Конституционный суд… вправе оценивать конституционность правовых актов только при наличии ходатайства об этом; инициатива Конституционного суда о постановке вопроса об отрешении Президента от должности выражает активную политическую позицию суда…»; «сложнейший вопрос государственной важности был решен в течении двух часов; процитированные в извлечениях особые мнения членов Конституционного суда содержат и более глубокие юридические и теоретико-правовые упреки к позиции, занятой судом в целом; Конституционный суд вернулся и — я не говорю «пересмотрел» свое решение, но вынес бы его после тщательной аналитической проработки, для чего, собственно, и установлены неспешные правила процесса и юридической процедуры.

Известия, Москва
23.09.1993

ЛЕОНИД НИКИТИНСКИЙ: «У НАС ВСЕ ЕЩЕ ОСТАЕТСЯ ВЫБОР МЕЖДУ ДВУМЯ ДЕМОКРАТИЯМИ»

Цитатник афоризмов Маркса, Энгельса и Ленина издания 1987 года;
«Ельцин — это Ленин сегодня»; обвинить президента в совершении
конституционного переворота; Конституция не содержит в себе механизма
принятия новой Конституции; термин «демократия» употребляется как
минимум в двух значениях; под демократией понимается форма
государственного управления, в центре которой стоят выборные
представительные органы; кто, кем, куда и для чего был выбран, и
сколько воды с тех пор утекло; ни в одной из них демократия как способ
государственного управления никаких ощутимых успехов не добилась;
объективно-исторические тенденции к авторитаризму; под «демократией»
понимается политический режим, главным показателем которого является
реальный уровень гарантированности в данном обществе демократических
прав и свобод человека; в каком из двух смыслов демократия нам ближе и
нужнее; западные образцы наши «представительные» органы демократируют
нам прямо противоположные тенденции; не разделения, но драки за власть
между ветвями власти в результате которой Россия пришла к сегодняшнему
состоянию; «советской демократии», понимаемой здесь более узко и
конкретно как власть Верховного Совета?; президент Ельцин с товарищами
совершил попытку государственного переворота; нарушил формальные
писаные законы; вернул в употребление термин «правовое государство»;
законы и право — это почти одно и то же в стабильном демократическом
государстве; если формальные писаные законы вступают в противоречие с
нормами международных соглашений, с фундаментальными правами человека,
с правилами нравственности, с естественным, с божественным правом;
соблазн перешагнуть и через незыблемые и не подлежащие никакому
сомнению права человека; не пойду защищать ту демократию, которую
олицетворяет думает, что олицетворяет, Верховный Совет; ельцинское
наступление, в ходе которого он объективно не может отказаться от
применения принуждения, от насилия; большевики стали большевиками,
когда они впервые переступили, уже имея в руках реальную власть, через
права человека; нет повода предъявить Борису Ельцину подобные
обвинения; выборы в Государственную думу, назначенные им на 11-12
декабря, будет более чем трудно провести, не прибегая к принуждении в
условиях неповиновения, которое возможно Советов на местах; фигура типа
Анпилова или Стерлигова; возьмем на себя мужество выбирать

Известия, Москва
25.09.1993

23.09 ПОД КОНЕЦ РАБОЧЕГО ДНЯ ГЛАВЫ МЕСТНЫХ АДМИНИСТРАЦИЙ И СОВЕТСКОЕ НАЧАЛЬСТВО ВСЕХ КРУПНЫХ РЕГИОНОВ РОССИИ ПОЛУЧИЛИ ТЕЛЕГРАММУ ИЗ ПЕТРОСОВЕТА

Приглашаем вас принять участие в совещании руководителей представительных и исполнительных органов власти субъектов Российской федерации по обсуждению сложившейся внутриполитической ситуации с целью выработки предложений по выходу из создавшегося тупикового положения тчк. Совещание начнет свою работу в 12 часов 26 сентября в большом зале Мариинского дворца зпт Санкт-Петербург Исаакиевская площадь 6 тчк. Ваше согласие на участие в совещании просим подтвердить до 25 сентября телеграммой (следуют адрес и номера факсов) тчк.

Под текстом четыре подписи: «председатель Санкт-Петербургского городского совета Беляев, Председатель Ленинградского областного Совета Густов, председатель Верховного Совета республики Карелия Степанов, председатель Красноярского краевого Совета Новиков. Другая телеграмма — с уведомлением о первой — ушла следом президенту РФ.

Первыми подтвердили свое участие Хакасия, Красноярский и Приморский края, Чукотский автономный округ… К полудню пятницы получено около 60 положительных ответов. Пока отказались от участия в совещании только Тульская и Магаданская области.

Известия, Москва
23.09.1993

АЛЕКСАНДРА ЛУГОВСКАЯ: «ПОЛТОРА ЧАСА В ПРИЕМНОЙ РУЦКОГО — НАКАНУНЕ»

Последние пятнадцать минут до начала сессии ничем не примечательны. Разве что визитом Сергея Бабурина, последнего посетителя перед полуночью. Ровно в 24.00 Александр Владимирович Руцкой, минуя журналистов у лифта, на вопрос, как вы себя чувствуете, бросил на ходу «прекрасно» и отправился в зал заседаний Верховного Совета. А в 0 часов 26 минут по московскому времени, что было подчеркнуто им лично, закончил текст присяги, держа в руке брошюру российской Конституции, присяги президента России. И ничего торжественного в этой минуте не было.

Известия, Москва
30.09.1993

ЭДУАРД ГОНЗАЛЬЕЗ: «РАЗГОВОРЧИКИ В СТРОЮ. ОТКУДА ВСЕ ЗНАЮТ, КАК ДОЛЖЕН ЖИТЬ И РАБОТАТЬ ПРЕЗИДЕНТ?»

Мы просто не заметили, в какой момент наш Верховный Совет умер своей смертью; кто еще способен переживать за судьбу страны, вышли в
воскресенье на митинг в Москве; первым высказался Конституционный суд; высказывание без запроса, само по себе нарушение Конституции; нулевой вариант в разных вариантах предлагают и те, кому до сих пор многие доверяли, — Г. Явлинский, Н. Федоров, А. Вольский и даже Н. Рыжков; Президент страны принял решение и издал указ. собирается областной Совет и обсуждает; указ может привести к распаду России. Да само такое обсуждение и есть огромный шаг к распаду страны; намеки на диктатуру Б. Ельцина смехотворны; Хасбулатов подмял аппарат Верховного Совета, затем сам Верховный Совет, а потом и Советы всех уровней; став спикером межпарламентской ассамблеи СНГ; Дальневосточная, Уральская и прочие республики — опять же тот самый комплекс невостребованности; настойчивые предложения одновременных выборов — это попытка спасти не столько Россию, сколько Советы; под шумок разговоров о том, как выбирать, никто не думает, для чего; надо выработать неизменные в будущем условия жизни и работы парламента; заранее и четко определить рамки его компетенции и условия лишения депутатских полномочий; если для этого необходимо учредительное собрание, то стоит его организовать.

Известия, Москва
01.10.1993

ЮРИЙ ФЕОФАНОВ: НЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ, А ВЫХОД ИЗ КОНСТИТУЦИОННОГО ТУПИКА

Отстранение от власти Съезда народных депутатов и Верховного Совета есть нарушение некоторых статей действующей Конституции; дошло до того, что на предсмертном всхлипе «парламент»» ввел смертную казнь за неподчинение своим акциям; попрание тех прав человека и народа, на которые власть покушаться не может; правовой выход из неправовой конституционной западни; главная причина провала путча заключалась в том, что он был замешан на лжи; устранение тирании, переграждение путей террору не есть государственный переворот.

Известия, Москва
01.10.1993

ВАСИЛИЙ КОНОНЕНКО, «ИЗВЕСТИЯ»: КАК ТРУДОУСТРАИВАЮТСЯ БЫВШИЕ ДЕПУТАТЫ

«Продаются, лишь бы остаться у кормушки…»; Г. Задонский (входил в парламентскую фракцию «Радикальные демократы», ныне руководит управлением по трудоустройству Минтруда, пока на общественных началах; переговоры о трудоустройстве проведены со 195 бывшими депутатами. 12 человек уже трудоустроились; 105 человек согласились на трудоустройство, 25 человек уже трудоустроились; А. Клименок (входит в парламентскую фракцию «Радикальные демократы»); Е. Ким (представителя фракции «Дем. Россия»; конфликт между президентом и Верховным Советом могут разрешить только выборы…

Известия, Москва
05.10.1993

КАК СООБЩИЛ ЧЛЕН ИСПОЛКОМА КРАЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ДВИЖЕНИЯ «ВЫБОР РОССИИ» ЮРИЙ ЗЕНЮК, СОБРАВШИСЬ УТРОМ 4 ОКТЯБРЯ НА ЗАСЕДАНИЕ, ИСПОЛКОМ ЭТОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБРАТИЛСЯ С ЗАЯВЛЕНИЕМ К ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ, В КОТОРОМ ПРИЗВАЛ БОРИСА ЕЛЬЦИНА НЕМЕДЛЕННО РАСПУСТИТЬ СОВЕТЫ ВСЕХ УРОВНЕЙ

В заявлении, в частности, говорится: «События последней недели показали, что Советы и демократия абсолютно несовместимы. Пролитая в Москве кровь — на руках и тех народных депутатов, которые одобряли позицию руководителей бывшего Верховного Совета, в том числе и депутатов Краснодарского краевого Совета». По мнению исполкома краевой организации движения «Выбор России», предстоящие выборы не могут стать действительно свободными и демократическими, если не будут распущены Советы всех уровней.

Известия, Москва
01.10.1993

ДВОЕ СУТОК, ПРОВЕДЕННЫХ ЭКС-ПРЕЗИДЕНТОМ СССР М. ГОРБАЧЕВЫМ НА РОДНОМ СТАВРОПОЛЬЕ, КУДА ОН ПРИБЫЛ РЕЙСОВЫМ САМОЛЕТОМ ПОСЛЕ ТРЕХЛЕТНЕГО ПЕРЕРЫВА И НЕ БЫЛ ПОЧТЕН НИ КРАЕВЫМИ ВЛАСТЯМИ, НИ ЛИДЕРАМИ МЕСТНОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ, ОСТАВИЛИ У НЕГО, СУДЯ ПО ВСЕМУ, НЕПРИЯТНЫЙ ОСАДОК

Хотя архитектор перестройки ссылается на хороший прием односельчан,
чувствуется, что родные стены, в которых начиналась карьера будущего
президента Советского Союза, на сей раз ему плохо помогали.
Покупка отчего дома, а затем и заключение договора опеки над матерью
руководителем «Ласкового мая» А. Разиным, доставили ему массу
неприятностей. Мать он решил забрать к себе в Москву, а дом в
Привольном постарается вернуть. Устройство личных дел было, по словам
Горбачева, единственной целью его поездки на родину.
И все же есть основания назвать этот визит началом предвыборной
кампании экс-президента.

Он провел встречу в Ставрополе с журналистами газеты «Ставропольская
правда», где высказался по широкому спектру вопросов. Больше всего
досталось президенту и правительству за стремление «ломать общество
через колено», за некомпетентность , которая по замечанию Горбачева,.
бросается в глаза даже западным лидерам.

Горбачев подробно рассказал о своих заслугах, особо подчеркнув, что
сейчас в России идет переоценка его роли и воздается должное. Ореол
гонимого за правду неизменно вызывает симпатии российского избирателя.
Такой ореол Горбачев активно создает, видимо, не без помощи внешних
обстоятельств. Пенсия у него четыре тысячи рублей — такой сегодня нет
ни у кого в России. Власти, по его словам, пытаются зажать ему рот. Но
«народ уже сам требует общения в Горбачевым в прямом эфире». Даже
историю со злосчастным заговором опеки над матерью он истолковал как
«Руку Москвы», сообщив, что «в президентском аппарате создана бригада,
задача которой — дискредитация Горбачева,. потому что слишком большой
интерес к нему.»

Политики, имеющий приставку «экс» , как правило , возвращается к власти
через покаяние. И оно тоже присутствовало. Горбачев не скрывал своих
многочисленных ошибок, часть которых была неизбежна в условиях, когда
«идешь» с гирями на гонках по джунглям». Главным же свой просчет он
видит в том, что «мы пропустили авантюристическую группу к руководству
России». Наконец, гость продемонстрировал свои способности
прогнозирования процессов, незадолго перед тем, правда,
обмолвился:»Если кто у нас знает, куда идем — это малосведующий человек
и вообще демагог».Спасение России он видит только в одновременных
выборах обеих ветвей власти, причем в ближайшее время, ибо весной будет
поздно. Экс — президент высоко оценил шансы на победу на предстоящих выборах партии левой ориентации, которые уже навязывают
«коммунистическую утопию».

Он назвал закономерным возвращение на политическую арену Алиева, Бразаускаса, Шеварнадзе.

Был задан прямой вопрос М. Горбачеву: следует ли рассматривать его
поездку на родину как начало предвыборной кампании? Ответ был
отрицательным: «Ни в Верховный Совет, ни в президенты баллотироваться
не намерен». Правда ,Михаил Сергеевич, тут же сделал оговорку:»Если
возникнет ситуация, когда надо все бросить и заняться Россией, я все брошу и вернусь.»

Известия, Москва
01.10.1993

СОСЛАВШИСЬ НА ИСТОЧНИКИ, БЛИЗКИЕ К ЦЕНТРОБАНКУ «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА» СООБЩИЛА, ЧТО ПО РАСПОРЯЖЕНИЮ ВИКТОРА ГЕРАЩЕНКО 22 СЕНТЯБРЯ УЖЕ РАСПУЩЕННЫЙ ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ ПОЛУЧИЛ СО СВОЕГО СЧЕТА 600 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ НАЛИЧНЫМИ И ЕЩЕ 120 МИЛЛИОНОВ С ЭТОГО СЧЕТА БЫЛО ПЕРЕЧИСЛЕНО ПО ПЛАТЕЖНЫМ ПОРУЧЕНИЯМ

Корреспонденту «Известий» в пресс-службе ЦБ сообщили, что получить такую внушительную сумму наличными, предварительно не заказав, невозможно даже технически, и опровергли это сообщение.

Известия, Москва
01.10.1993

1 ОКТЯБРЯ — ДЕНЬ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ И СОЛИДАРНОСТИ ПОКОЛЕНИЙ

Нынешний год по инициативе Европейского сообщества объявлен годом
пожилых людей и солидарности поколений.

В первом чтении приняты Верховным Советом важнейшие законы — о
социальном обслуживании пожилых людей, об инвалидах, о
благотворительной деятельности, о ветеранах. Разбросанные по десяткам
документов еще эпохи СССР, социальные льготы будут собраны воедино и
систематизированы.

Появился Совет, призванный скоординировать усилия государственных
органов и общественных организаций, действующих в социальной сфере.
Возглавившая его Мария Матвеевна Кравченко, президент ассоциации
«Гуманизм и милосердие», убеждена, что это ускорит создание
принципиально иной системы социальной поддержки нуждающихся в опеке.
Усилия государства и общественности должны быть сконцентрированы на
одних программах, а критерием для действительно адресной помощи должен
стать прожиточный минимум. Только при таком условии деньги и помощь
попадут к тем, кто в них остро нуждается.

5 тысяч сестер милосердия Российского Красного Креста опекают 400 тысяч
беспомощных человек. Но последнее время их становится все меньше и
меньше — зарплата резко отстает даже от «минздравовской».

Известия, Москва
05.10.1993

ВЛАДИМИР НАДЕИН: АМЕРИКАНЦЫ ЗНАЛИ О СОБЫТИЯХ В МОСКВЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ МОСКВИЧИ

Знаменитая Си-эн-эн вела «живой» репортаж по крайней мере из трех
точек российской столицы, а также из двух студий в США, где
квалифицированные специалисты по ходу комментировали события; о
стихийном народном возмущении предательским режимом; максимум через час
с Ельциным будет покончено; в Даниловом монастыре сторону Верховного
Совета; Анатолий Злобин говорил о том, что провинция поддерживает
Хасбулатова; Валерий Зорькин относил трагические последствия на счет
нарушения Конституции; Б. Ельцин делает все возможное, чтобы избежать
перерастания московского конфликта в гражданскую войну; постоянных
корреспондентов в Кремле, Белом доме, на крыше высотного дома, где
размещается московское бюро Си-эн-эн, компания имеет в своих рядах ряд
российских журналистов и операторов; съемки штурма телецентра
Останкино; написал известную книгу «Конец холодной войны»; он сказал
американским телезрителям, что президент спал всего полчаса, что он
работает над завтрашним обращением к России и что все военные
руководители высокого уровня подтвердили свою лояльность президенту;
кадры, отснятые президентским оператором; призыв к поддержке Б. Ельцина;
с изложением своих позиций о событиях в России сенаторы Б. Брэдли,
С. Нанн, лидеры сенатских партийных групп Р. Доул и Дж. Митчелл; в работе Генеральной Ассамблеи ООН.

Известия, Москва
06.10.1993

ГЕНЕРАЛЬНЫМ ПРОКУРОРОМ РОССИИ НАЗНАЧЕН АЛЕКСЕЙ КАЗАННИК

Пока дело ГКЧП, возбужденное в августе 1991 года, погрязло в судебных
процедурных вопросах , началось следствие по новому делу о заговоре против власти.
В этот раз о парламентском путче, который привел к настоящему бою между
правительственными войсками и мятежными формированиями бывшего
Верховного Совета в центре и на окраинах Москвы с использованием
танков, БТРов и автоматического оружия.
Дела подобной категории обычно расследуют следователи органов
государственной безопасности. Но, как заявил Генеральный прокурор РФ
Валерий Степанков, организацией следствия по делу о парламентском путче
займутся подчиненные ему прокуроры и следователи.
Руководители парламентского путча были задержаны офицерами из
президентской охраны и группы «Альфа» еще под свист пуль в Белом доме.
Правда, обошлось без сопротивления со стороны задержанных.
Масштабы предстоящего следствия сейчас трудно оценить.

Известия, Москва
06.10.1993

ИРИНА ДЕМЧЕНКО: МЫ НЕ ВЫДЕРЖИМ ЕЩЕ ОДНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА С ПАРЛАМЕНТОМ

Составлением списка кандидатов в депутаты Государственной думы;
список кандидатов в депутаты от блока возглавляют Егор Гайдар, Анатолий
Чубайс, Владимир Шумейко, Сергей Юшенков, Сергей Шахрай, Петр Филиппов;
ответственные за проведение экономической реформы, будут избраны в
парламент; перешедшие на работу в правительство и президентские
структуры, а не их оставшиеся в Верховном Совете коллеги имели больше
оснований на то, чтобы занять те высокие посты, на которых сейчас
находятся и Сергей Шахрай, и Владимир Шумейко, и Сергей Юшенков, и Петр
Филлипов; после их перехода в президентскую команду Верховный Совет
остался под полным контролем консервативных сил; намерение тех же людей
слегка побаллотироваться в парламент с перспективой скорого возвращения
на свои места в правительство; за последние четыре года уже два
парламента сумели поставить нашу страну на грань катастрофы, и оба
кончили свою деятельность бесславно.

Известия, Москва
06.10.1993

ЮРИЙ КОВАЛЕНКО: ПОСЛЕДНЕЕ ИНТЕРВЬЮ СПИКЕР И «ПРЕЗИДЕНТ» ДАЛИ ТЕЛЕСТАНЦИИ ФРАНС 2

Они говорят, что я стрелял. Посмотрите автомат, он совсем новый, в
нем еще масло. Единственное, когда приходилось стрелять, когда они
убивали раненных. Мы попытались послать парламентариев с белым флагом,
чтобы вывести женщин и детей. Их расстреливали в упор на месте; Министр
Ерин, — продолжает Руцкой, — дал приказ не арестовывать главных наших
людей, а убивать из на месте. У нас есть компрометирующие записи;
выйдем отсюда вместе только в том случае, если посольство Франции или
другой страны нам и Руслану Имрановичу даст гарантии; Хасбулатов,
сожалеете ли вы о том, что дали приказ брать Кремль и Останкино; это же
чистая провокация. Я узнал об этом, когда шел на заседание Верховного
Совета, Это было организовано для того, чтобы удалить от нас наших
сторонников; после этого «интервью» Руцкой и Хасбулатов пошли сдаваться.

Красная звезда, Москва
06.10.1993

5 ОКТЯБРЯ, МИНИСТР ОБОРОНЫ РОССИИ ГЕНЕРАЛ АРМИИ ПАВЕЛ ГРАЧЕВ ПРОВЕЛ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЮ, СВЯЗАННУЮ С ПОСЛЕДНИМИ СОБЫТИЯМИ В СТОЛИЦЕ

Он подчеркнул, что события были вызваны тем, что экстремистски
настроенные группировки попытались сорвать предстоящие выборы и извлечь
из кризисной ситуации личную выгоду. Путем политической борьбы им не
удалось достигнуть поставленной цели, поэтому они начали подготовку к
силовым методам борьбы, привлекая на свою сторону «всех желающих
пролить кровь»,. в том числе и уголовников. Он напомнил, что накануне
уже были попытки вооруженного захвата штаба ОВС СНГ, которые затем
переросли в активные боевые действия против Останкинского телецентра,
Министерства связи. Была предпринята также попытка блокировки здания МО.
На фоне этой сложной обстановки я неоднократно заявлял, отметил министр
обороны РФ, что армия не станет вмешиваться в политическую борьбу и
будет выполнять главную задачу — обеспечение безопасности Отчизны. Но
когда события обострились и началась прямая вооруженная борьба, после
совета с командующими округов и по приказу Верховного
Главнокомандующего было принято решение на участие в событиях
Вооруженных Сил. Павел Грачев подчеркнул, что боевые действия,
начавшиеся в столице накануне 3-4 октября, могли привести к
развязыванию гражданской войны.

Было принято решение применить часть войск для блокировки
экстремистских незаконно вооруженных группировок. 4 октября в Москву
для взаимодействия с подразделениями МВД и внутренних войск были
введены войска численностью 1300 человек. Это были подразделения
Таманской и Кантемировской дивизий, отдельного мотострелкового полка, а
также парашютно-десантного полка из Наро-Фоминска. кроме этого, во
второй половине дня 4 октября в Москву были также введены подразделения
тульского и рязанского парашютно-десантных полков. Этими силами и была
проведена операция по блокировке и уничтожению группировки, которая
засела в Белом доме. Павел Грачев подчеркнул, что накануне были
предприняты неоднократные попытки решить конфликт мирным путем. тем,
кто с оружием в руках находился в Белом доме, предлагался бескровный
путь при условии немедленной сдачи оружия. Однако эти предложения не встретили понимания.

К исходу 4 октября задача по блокировке и уничтожению экстремистской группировки была решена. Жертвы, к сожалению, были у всех. В ходе операции войска потеряли 4 человека. Это — капитан Сергей Смирнов, старший лейтенант Константин Красников, рядовые Владислав Панов и Роман Коровушкин. 14 офицеров, солдат получили ранения различной тяжести. Павел Грачев выразил благодарность тем военнослужащим, которые приняли участие в разоружении и уничтожении незаконных вооруженных формирований.

Он поблагодарил Союз ветеранов Афганистана, который возглавляет Александр Котенев. П. Грачев сообщил, что за мужественные и решительные действия в критический для всей страны момент готовятся представления на присвоение звания Героя Российской Федерации нескольким военнослужащим. Многие солдаты и офицеры представлены к награждению орденом «За личное мужество».

Отвечая на вопрос корреспондентов о случаях перехода военнослужащих на сторону так называемой оппозиции, Павел Грачев признал, что такие факты были. Павел Грачев подчеркнул, что каждый факт будет тщательно разобран, и те, кто принял сторону экстремистов, будут уволены из армии.

Касаясь нынешней ситуации в войсках, Павел Грачев подчеркнул, что обстановка остается спокойной.
Какой-либо эйфории от победы над экстремистами быть не должно. Сейчас все усилия нужно сосредоточить на нормализации обстановки, обеспечении спокойной работы людей, скорейшем выходе из острейших экономических проблем. «Я не думаю, что обстановка может обостриться. Она будет стабилизироваться и улучшаться — подчеркнул Павел Грачев.

Находящиеся в Москве войска в соответствии с президентским указом о чрезвычайном положении остаются в столице до 16.00 10 октября. Часть подразделений будет задействована на охране воинских объектов, часть продолжит охрану Белого дома, где органами милиции проводятся необходимые мероприятия. Остальные будут сосредоточены в одном месте в полной готовности к немедленному действию при изменении обстановки.

Уже вечером после штурма Белого дома погиб еще капитан Александр Мильчаков из охраны МО, который бросился на помощь милиции, блокирующей в это время группу боевиков около здания МО.

Павел Грачев выразил соболезнование членам семей погибших.

Красная звезда, Москва
25.09.1993

УТРОМ 24 СЕНТЯБРЯ МИНИСТР ОБОРОНЫ РОССИИ ГЕНЕРАЛ АРМИИ ПАВЕЛ ГРАЧЕВ И ЕГО ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЕНЕРАЛ АРМИИ КОНСТАНТИН КОБЕЦ, НАХОДИВШИЙСЯ В НОЧЬ НА 23 СЕНТЯБРЯ В ШТАБЕ ОВС СНГ, ПРОВЕЛИ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЮ ДЛЯ РОССИЙСКИХ И ИНОСТРАННЫХ ЖУРНАЛИСТОВ

Павел Грачев подчеркнул, что обстановка в войсках спокойная, они
сохраняют выдержку и строго выполняют его приказы. Оценивая трагические
события на Ленинградском проспекте, министр обороны обвинил в
причастности к этой акции Владимира Ачалова и Альберта Макашова. Смерть
ни в чем не повинных людей лежит и на тех, кто одобрил эти кандидатуры
и потворствовал их деятельности, на тех, кто выдал большое количество
неучтенного оружия людям с улицы. «Несмотря на мои обращения к
Верховному Совету, к Александру Руцкому, другим политическим деятелям,
что армия не будет вовлечена в политические игры, что никого и ничего
мы не будем штурмовать, эти обращения не возымели действия. Обратная
сторона, вооружившись незаконно, начала со вчерашнего дня активные
действия против объектов армейского назначения», — подчеркнул Павел
Грачев. Было сообщено о новой попытке проникновения на один из объектов
Главного разведывательного управления, которая также закончилась
безрезультатно.

Генерал армии Павел Грачев обратил внимание на то обстоятельство, что
штаб ОВС СНГ является не чисто российским военным объектов, а имеет
статус международного. В момент нападения здесь находились министры
обороны стран, прибывшие на встречу глав государств Содружества. Таким
образом, действия нападавших носят не только экстремистский характер,
но и направлены на срыв заседания Совета глав государств.
Учитывая сложную ситуацию в столице и не исключая возможности
повторения бандитских акций, направленных против армии, министр обороны
сообщил, что принял решение о вводе в Москву дополнительных сил для
усиления охраны и обороны армейских объектов. В их числе —
мотострелковые и десантные подразделения. Они прибыли без боевой
техники. «Военнослужащие имеют при себе только табельное вооружение с
полным боекомплектом», — подчеркнул министр обороны.
В связи с разбойным нападением на штаб ОВС СНГ Павел Грачев намерен
ходатайствовать о возбуждении уголовного дела по двум пунктам — по
факту незаконной выдачи оружия и попытки захвата военного объекта
межгосударственного значения

В ходе пресс-конференции на многочисленные вопросы журналистов о
событиях на Ленинградском проспекте для ответ заместитель министра
обороны РФ генерал армии Константин Кобец. В частности, он сообщил, что
ночью к нему дважды приходили парламентеры, направленные Верховным
Советом, которые пытались убеждать, что парламент якобы не причастен к
действиям, повлекшим гибель людей.

Красная звезда, Москва
02.10.1993

ВЛАДИМИР ЕРМОЛИН: «В ЗАКОНЕ ЛИ ЗАКОНЫ? НЕ ДОПУСТИТЬ ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА»

Легитимность свода законов и других правовых актов, принятых Верховным Советом РФ за последние два года; кто сегодня контролирует
ситуацию в стране отдают себе отчет в опасности подобного обращения с действующим законодательством; принятые законы «военного пакета» — итого коллективного творчества всего парламента, а также правоведов президентской стороны, специалистов различных министерств, в том числе и Министерства обороны; что касается военных законов, то здесь вред от правового нигилизма обретает тысячекратную силу; законы «О статусе военнослужащих», «О воинской обязанности и военной службе» работают лишь на треть; в рабочих столах распущенных парламентских комитетов по вопросам обороны и безопасности и по делам инвалидов, ветеранов войны и труда, социальной защите военнослужащих и членов их семей; проект Закона о ветеранах; судьба постановления Верховного Совета РФ, принятого незадолго до своего роспуска, о решении проблем Северного флота?.

Московские новости
03.10.1993

ВЛАДИМИР ОРЛОВ: «ФЕДЕРАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ: ЕЩЕ НЕ РЕАЛЬНОСТЬ, УЖЕ НЕ МИРАЖ.»

Основной результат «конституционного переворота» 21 сентября — назначение досрочных парламентских и президентских выборов; как бы ни повернулась политическая ситуация, не позднее весны 1994 года будет сформирован двухпалатный парламент; продолжительность работы «федеральной палаты» вызывает вопросы; круг полномочий Совета Федерации; требования большинства политических партий и блоков о выборах на основе смешанной мажоритарно-пропорциональной системы; Госдума имеет все шансы быть благополучно избранной, даже если силы, поддержавшие съезд и Верховный Совет, призовут бойкотировать выборы.

Московские новости
03.10.1993

СЕРГЕЙ КОВАЛЕВ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИССИИ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИИ: «ПАРЛАМЕНТ УМЕР, ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПАРЛАМЕНТ!»

Политическая ситуация вовсе не сводилась к конфликту двух ветвей власти. Это был конфликт партии реванша и реформистских сил; был ли у президента выбор вариантов выполнения воли избирателей? Пока президент искал более мирные ходы, Верховный Совет оправился от шока, вызванного результатами референдума, и вновь встал на путь конфронтации; выборы — это ключевой пункт президентского указа; начало подготовки к выборам — несомненная победа демократических сил; либерально-демократическим партиям надо пытаться создавать предвыборные блоки так, чтобы не терять общих сторонников. И тогда у них есть шанс завоевать до 50% мест в новом парламенте; самая демократическая программа без четких механизмов ее выполнения легко превращается в пустые лозунги «свобода, равенство, братство», которые случалось, работали и «на гильотину».

Новая газета, Москва
06.10.1993

ИНТЕРВЬЮ С ПОМОЩНИКОМ ПРЕЗИДЕНТА РФ ЮРИЕМ БАТУРИНЫМ 4 ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА

— Предполагался ли президентской стороной вариант вооруженного
столкновения, когда принималось решение а разгоне парламента?
— Разгона здесь не было. Президент принял свои решения, названные
именем 1400, а Съезд и Верховный Совет приняли другие решения
противоположного характера. И на том этапе — 21-го, 22-го сентября —
силы никто не применял. Это было соревнование авторитетов. Если бы
реальный авторитет Руцкого и Хасбулатова был выше президентского, все
повернулось бы с точностью до наоборот. У президента есть службы,
которые обязаны заниматься просчетом нештатных силовых ситуаций. Я
уверен, что такого рода вариант ими просчитывался и президент был об
этом осведомлен. Но мы не рассчитывали на то, что произошло 3-4
октября. Хотя понимали, что оружия там много, и оно будет расползаться.
Мы не предполагали боевых действий в городской черте. Силу применять не
хотелось. И президент не шел на это.
— Непонятно, почему депутатов загоняли в угол. Блокада Белого дома,
отключение воды и света, закрытие «Российской газеты»,- все эти шаги
президентской стороны не назовешь нацеленными на компромисс.
— Президент не планирует весь ход событий с точностью до детали. Есть
такое понятие в праве — эксцесс исполнителя. Что касается «Российской
газеты», то я могу напомнить и другие акции — цензура на телевидении,
снятие «Красного квадрата» с эфира. Я лично был свидетелем, что
президент с недоумением отнесся к такого рода шагам. В воскресенье
президент должен был подписать указ. Не подписанный в воскресенье указ
Президента РФ: «О защите свободы массовой информации в период поэтапной
конституционной реформы в Российской Федерации».
— Этот указ запоздал?
— Он запоздал. Уже четыре дня, как я его подготовил. Посчитал, что
можно потратить дня два на согласования.
— Правильным ли будет утверждение, что президент, первым перешагнув
через закон и Конституцию, обратился к принципу «революционного
правосознания» и открыл дорогу другим «революционерам»?
— А что такое революционное правосознание? Этот термин появился после
революции 17-го года, когда действующие законы были отменены. При
полном отсутствии законов было рекомендовано руководствоваться
революционным правосознанием, поскольку не было ничего другого. Здесь
речь идет о соотношении права и закона. Позиция президента состоит в
том, что право — это воплощенная в юридической форме справедливость, а
закон — это есть писаное правило поведения, которое может быть
справедливым, а может быть несправедливым.
Президент разрушил то, что он считает несправедливым. Но это
разрушенное он заменил тем, что считает справедливым. Легальное поле
законности сохранялось, президент лишь сделал «надрез», «распустивший
шов» не пополз дальше, и как бы этот участок конституционности вообще
не расползся,- вот в чем проблема.
— По какому закону будут судить Руцкого или Хасбулатова и за какое
деяние? Как теперь продолжать процесс по делу ГКЧП?
— Сложная ситуация с судом по делу ГКЧП объясняется устарелостью
законодательства, доставшегося нам от социалистического государства.
Нужно заштопать легальное поле. Проблема легитимности будет решена
только с принятием новой Конституции. «Заштопывания» поля законности
должно состоять, во-первых, в твердом декларировании, что никаких
переходов через закон, справедлив он или нет, больше не будет.
Во-вторых, необходимы обеспечивающие акты — указы президента и
постановления правительства, которые скрепят швы, что начали
разъезжаться после акции 21 сентября. Акты такие готовятся.
— Выборы по-прежнему планируются на декабрь?
— Ситуация изменяется буквально не по дням, а по часам. Исключать
перенос даты выборов я бы не стал, тем более, что включился новый
фактор. Это возможные выборы на местах.
— Днем прошла информацию, что В. Зорькин получил по факсу указ
президента о роспуске Конституционного суда. Это правда?
— На сегодня, 4 октября, на 18 часов, такой указ подписан не был. Я не
исключаю, что такой указ будет подписан. Разные центры влияния требуют
этого. Конституционный суд,особенно в последнее время, дал немало
оснований для этого. Это принятие решений с нарушением правил
процедуры, и необоснованое приостановление полномочий некоторых членов
Конституционного суда, разный темп деятельности при рассмотрении акций
президента и акций Верховного Совета, занятие политической
деятельностью некоторыми членами Конституционного суда, предоставление
помещений и самого зала Конституционного суда для различных
политических акций, что запрещено законом. Многое из этого ставит под
сомнение конституционность самого Конституционного суда в настоящий
момент. Но лучше бы Конституционный суд сам решил этот вопрос.
— В какое время появился в Кремле президент.
— Вертолет приземлился на Ивановской в 18.15.
— Чем объяснить, что президент выступил по телевидению только в понедельник?
— Все было подготовлено к записи вчера. Текст выступления был передан
по каналам информационных агентств, и президент готов был записываться.
Но затем он передумал, сказав, что выступит в понедельник. Это его
личное решение.
— Были ли зафиксированы факты неподчинения президенту каких-либо силовых структур?
— Если такие факты и были, мне о них ничего неизвестно.
— Закрыт ряд газет. Введена предварительная цензура. Как к этому
относится автор закона о свободе печати?
— Отрицательно. Предварительная цензура может вводиться по закону о
чрезвычайном положении, хотя закон о средствах массовой информации
цензура запрещает без всяких исключений. Мы в школе права массовой
информации еще в прошлом году подготовили механизм, позволяющий
заменить предварительную цензуру при чрезвычайном положении системой
чрезвычайного надзора и избежать злоупотреблений. Придется предложить
этот проект президенту.

Новая газета, Москва
29.09.1993

ИНТЕРВЬЮ РУСЛАНА ХАСБУЛАТОВА «НОВОЙ ЕЖЕДНЕВНОЙ ГАЗЕТЕ»

— Не боитесь ли вы, что у вас возникнут с президентом Руцким такие же
трения, как и с президентом Ельциным?

— Не успеем. Я давно уже поговариваю о своем уходе из политики. Перейду
в какой-нибудь институт или в Академию наук. Я за эти три года не
забывал о своей научной работе и подготовил к печати двухтомник по
мировой экономике. Я в политике человек случайный и занялся ей по воле
обстоятельств. Обязанности спикера лучше меня может исполнять мой
первый заместитель Юрий Михайлович Воронин.

— Вас многие предали за это время. А не испытываете ли вы постоянных
утрат чувство одиночества, не разочаровались ли вы в людях?

— Иногда бывает очень обидно. Я еще в прошлом декабре понимал, что
Ельцин как глава государства никуда не годится. И я тогда выдвинул идею
одновременных перевыборов и президента, и депутатов. То был бы мирный,
конституционный способ вывести из политической игры неадекватного
президента, хотя я из уважения к нему не афишировал этого.

— А есть ли из перешедших к президенту депутатов люди, к которым вы
по-прежнему хорошо относитесь?

— Я с большой теплотой вспоминаю об одном из своих заместителей — Юрии
Ярове. Президент попросил перевести его в свой аппарат, и нам очень не
хотелось его отдавать.

— Что же это получается, Руслан Имранович: заявил о своем неучастии в
будущих выборах Руцкой, не будет выдвигать свою кандидатуру Ельцин,
говорите о своем уходе из политики и вы… Кто придет вам на смену?

— За Руцкого нужно еще побороться, отговорить его от такого шага.Что же
касается дежурного перечня имен, то это люди примелькавшиеся и с отнюдь
не оригинальными взглядами… Вряд ли на них стоит делать серьезную
ставку. Но много перспективных людей я видел в провинции. Я встречался
с профессорами, докторами наук, банкирами, главами администраций,
руководителями местных советов. Они еще проявят себя.
По итогам выборов у власти окажутся представители интересов мафии. Они
тесно переплелись с нашей правительственной верхушкой.

— Если предположить, что депутаты проиграют в этой борьбе, как будут
развиваться события в стране при условии, что нейтрализация парламента
наверняка продолжится, арестованы счета Верховного Совета, начнут
уходить работники аппарата…

— Финансирование — проблема серьезная,, но решаемая. Есть у нас и
«запасные аэродромы» — заранее подготовленные штабы в других городах…
А если представить самое худшее, то не мне вам объяснять, что такое
диктатура и мрак.

Я за власть не держусь и отношусь к ней равнодушно. Я никогда не
понимал, как можно использовать власть для достижения собственного
благополучия. У нас в семье это было не принято.

Сельская жизнь, Москва
25.09.1993

СОСТОЯВШАЯСЯ В КРАСНОДАРЕ ХIV ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СЕССИЯ КРАЕВОГО СОВЕТА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ ПРИЗНАЛА НЕКОНСТИТУЦИОННЫМ УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 Г. «О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», ПОДДЕРЖАЛА ДЕЙСТВИЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И И.О. ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ А.В. РУЦКОГО

Сельская жизнь, Москва
28.09.1993

ПЛЕНУМ ЦК ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ ОБСУЖДАЕТ ВОПРОС ОБ ОБЩЕОТРАСЛЕВОЙ ЗАБАСТОВКЕ

Содержание деятельности сельских профсоюзов, тружеников деревни в новой социально-политической ситуации — главная тема открывшегося 27 сентября в подмосковном совхозе «Московский» пленума ЦК профсоюза работников АПК Российской Федерации. Главное место на пленуме занял вопрос о проведении общеотраслевой забастовки. Отмечается, что все возможности переговоров с законодательной и исполнительной властями о выполнении насущных требований крестьянства исчерпаны, все формы информирования Верховного Совета и правительства о возможных действиях крестьян в защиту своих интересов использованы. Все это ставит на повестку дня вопрос об общеотраслевой забастовке.

Труд, Москва
23.09.1993

«ДАВНО ПОРА», — ТАК ОХАРАКТЕРИЗОВАЛ РЕШЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА БОРИСА ЕЛЬЦИНА О РОСПУСКЕ СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ И ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ПРЕДСЕДАТЕЛЬ АРХАНГЕЛЬСКОГО ГОРСОВЕТА АЛЕКСАНДР ИВАНОВ

Политика Верховного Совета давно дискредитировала его как законодательный орган. На своей территории мы примем все меры для неукоснительного исполнения Указа президента России.

Труд, Москва
23.09.1993

СРАЗУ ПОСЛЕ ЗАСЕДАНИЯ СЕССИИ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РОССИИ В НОЧЬ С 21 НА 22 СЕНТЯБРЯ — ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РОССИИ Р. ХАСБУЛАТОВА

— Как вы расцениваете действия исполнительной власти по блокированию работы Верховного Совета?

— Мы не придаем этому серьезного значения, это ерунда в сравнении с другими противоправными, антизаконными действиями исполнительной власти.

— Сумеет ли генерал В. Ачалов установить контроль над армией?

— Генерал Ачалов пользуется авторитетом в Вооруженных Силах, думаю, что офицеры и генералы пойдут за ним. Очевидно, это предопределило выбор исполняющего обязанности президента А. Руцкого и решение депутатов утвердить Ачалова министром обороны. Верховный Совет действует на законной основе, защищает закон и легитимность власти. Поэтому мы смотрим в будущее с оптимизмом, наша совесть чиста.

Труд, Москва
25.09.1993

МАЛЫЙ СОВЕТ СМОЛЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО СОВЕТА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ ПЕРВЫМ ПУНКТОМ СВОЕГО РЕШЕНИЯ ПРИЗНАЛ НЕКОНСТИТУЦИОННЫМ УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА Б. ЕЛЬЦИНА О РОСПУСКЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА И ПРОВЕДЕНИИ ДОСРОЧНЫХ ВЫБОРОВ

В качестве конструктивного элемента вторым пунктом записано требование об одновременных выборах как Верховного Совета, так и президента. Рядовые же граждане в обычных разговорах: только у нас может быть два президента страны одновременно, по два министра силовых структур, по одному депутату на двух жителей. Трудовые коллективы публичного отношения к сегодняшней обстановке пока
не проявили. На всех предприятиях обычный трудовой день.

Труд, Москва
28.09.1993

В БЕЛОМ ДОМЕ СЛЕДОВАТЕЛИ ПРОКУРАТУРЫ ВЫПОЛНЯЛИ СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕЗАКОННОЙ ВЫДАЧЕЙ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ОРУЖИЯ

Установлено, что оно было выдано нескольким группам лиц, не имеющим отношения ни к департаменту охраны Верховного Совета, ни к другим, кто имеет право на его ношение и хранение. Однако выполнить комплекс процессуальных действий, в том числе направленны на изъятие оружия, следователям не удалось. В грубой форме А. Руцкой потребовал прекратить проведение любых следственных действий. В результате предпринятого нажима следователи вынуждены были покинуть здание Белого дома.

Труд, Москва
29.09.1993

ИНТЕРВЬЮ С ЮРИЕМ БАТУРИНЫМ ПОМОЩНИКОМ ПРЕЗИДЕНТА РФ, ДОКТОРОМ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК

Под нулевым вариантом часто подразумевают одновременные выборы. Между
тем этот термин появился в заявлении председателя Конституционного суда
РФ, когда он предложил и Президенту, и Верховному Совету отменить все
указы, принятые с 20 часов 21 сентября. И тогда Конституционной суд
отменит свое решение по указу президента. Это, собственно, и есть
нулевой вариант в том смысле, в котором его рассматривает Валерий Зорькин.

Но это есть не что иное, как политический торг: если вы откажетесь от
своих указов, то и мы отменим свое решение. Но суд не может выступать с
таким подходом! Поэтому вести любые переговоры на этой основе
неприемлемо на государственном уровне.

К выборам нового парламента и президента нулевой вариант, на мой
взгляд, не имеет прямого отношения.

Есть свои плюсы и минусы как в варианте одновременных выборов, так и
есть положительные и отрицательные стороны в варианте выборов,
разнесенных по времени. На каких весах можно взвесить соотношение этих
плюсов и минусов?

У президента есть всесторонняя информация, и на основе всех совокупных
данных выработана определенная стратегия, Исходя из этого, Борис Ельцин
сделал 27 сентября свое заявление, подтвердив сроки выборов парламента
в декабре, а президента — в июне.
Разумеется, позиция по выборам могут быть и другими. И, конечно, их
нужно обсуждать, но ультиматумы президенту выдвигать сейчас бесполезно
и, думаю, даже неправильно.

Конечно, у Бориса Ельцина именно сейчас наибольшие шансы победить на
выборах. Сегодня ему никто не в силах составить конкуренцию, а через
полгода кандидаты появятся. Но он исходит из соображений не собственной
выгоды, а государственной.

Что же касается Конституционного суда, который, по мнению некоторых
политиков, должен решить, быть выборам одновременными или нет,то,
по-моему, он не сможет решить этот вопрос, потому что сам находится в
глубочайшем политическом кризисе. Внутри КС произошел раскол, и в таких
условиях правовое решение он принять не сможет и не вправе.

Труд, Москва
30.09.1993

ГЕННАДИЙ САЗОНОВ: «ВОЛОГДА — ГДЕ?»

Последние события в Москве, связанные с прекращением деятельности Верховного Совета; судьбу почти полуторамиллионного населения области одним махом определили два десятка человек из малого Совета; руководитель облсовета предложил подать в отставку главе администрации Николаю Подгорнову; внеочередная сессия; на сессии выявились полярные точки зрения депутатов на ситуацию в стране и области.

Труд, Москва
01.10.1993

30 СЕНТЯБРЯ В КРЕМЛЕ СОСТОЯЛАСЬ ВСТРЕЧА ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БОРИСА ЕЛЬЦИНА И ПАТРИАРХА АЛЕКСИЯ П

Большое внимание в ходе беседы, сообщает пресс-служба, было уделено ситуации вокруг здания бывшего Верховного Совета в связи с наличием в здании оружия. Была подчеркнута необходимость принятия таких мер, которые позволили бы разрядить ситуацию без того, чтобы было допущено насилие.

Президент Борис Ельцин поблагодарил Патриарха Алексия за его готовность принять участие в миротворческих усилиях и назначил со своей стороны для участия в переговорах руководителя администрации президента Сергея Филатова и первого заместителя председателя правительства Олега Сосковца.

Труд, Москва
01.10.1993

ИНТЕРВЬЮ С А. СИМОНОВЫМ

Мне кажется, что происходящее сегодня нельзя воспринимать однозначно. Есть огорчительные моменты, они видны невооруженным глазом. Но есть и положительная тенденция. Я ее вижу в том, что в последнее время идет быстрая деполитизация населения. Усталость людей от политики, неприязнь ко всем действующим на политической сцене силам. Я бы считал это отрадным явлением, подобным тому, как происходит во всем мире, где рядовым людям нет дела до политики, если б не одно обстоятельство. Я имею в виду предстоящие выборы. К сожалению, власти подчеркиваю, все власти как бы находятся под влиянием давнего тезиса Л. Троцкого о перманентной революции. Никто не работает, все постоянно борются. Это было перед референдумом, это было на съездах и сессиях Верховного Совета, была борьба вокруг наблюдательных советов, битва идет сейчас, будет она идти и в связи с наступающими выборами. Жить в условиях перманентной революции невозможно. И только такой терпеливый народ, как наш, способен существовать в условиях перманентной революции.

Я боюсь, что решительные действия президента, которые вызывают кое у кого эйфорию, не гарантируют нас от той самой патовой ситуации, которую они якобы разрубили. Наш российский гордиев узел имеет способность срастаться даже тогда, когда он разрублен дамокловым мечом. Я не верю, что за объявленное время мы успеем подготовиться к выборам. Я не верю также, что выборы, разновременные по датам, создадут некую преемственность власти. Я даже готов предположить, что защитники Белого дома сдадутся тогда, когда их имена будут внесены в избирательные бюллетени. И, с точки зрения политической логики, наверное, правильно сделают.

Если будет идти зажим прессы, то ни о какой свободе выборов и речи быть не может. Если я, избиратель, не прочту все, что думает и хочет кандидат в депутаты в газете, если не увижу его на телеэкране отстаивающим свою позицию, спорящим с оппонентом как я могу идти на выборы?!

Я, как член Конституционного совещания, обсуждал в подробностях Закон о выборах в Государственную думу, опубликованный на днях. Для того, чтобы тот закон по-настоящему заработал, нужна сильная, самостоятельная и свободная пресса.

Труд, Москва
02.10.1993

ИНТЕРВЬЮ С РУКОВОДИТЕЛЕМ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СЕРГЕЕМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ ФИЛАТОВЫМ

Сегодня у нас в стране сложилась такая ситуация, когда Конституция не
способствует ни консолидации общества, ни его развитию, ни его
будущему. Даже те демократические ростки, которые удалось в нее
включить, открыто игнорируются.

Выход один: избрать законодательную власть из новых людей, потому что
нынешние в большинстве — люди из прошлого, когда правила партократия.
Готовился чистый захват власти старыми законодателями. Но поскольку
общество поддержало на референдуме президента, оно бы потребовало от
него неподчинения, и мы бы вышли с вами на гражданскую войну. Поэтому
президент принял решение выйти из кризиса цивилизованным путем: отдать
все на усмотрение народа с предоставлением на выборах равных прав всем
политическим партиям и объединениям. Так что речь идет не о диктатуре,
не о перевороте. Как решит народ, так и будет.

Свобода информации, свобода слова. Это же ваше дело, какое издание брать.
Тяжело, и именно потому, что мы в серьезном экономическом кризисе, из
которого всем нам надо выходить. Но выходить можно только при добром
согласии в обществе. К сожалению, мы на этом пути совершаем много
ошибок, в основном из-за того, что втянулись в очень сильное
политическое противостояние. Ни одно государство в мире безболезненно
не выходит из такой ситуации. И особенно это сказывается на пенсионерах
и инвалидах, на тех, кто питается из государственного бюджета. Нам
предстоит очень многое изменить в его расходной части. Но для этого
естественно, нужно время и согласие.

А вот что касается пенсионных дел, первое, что сегодня правительство
хочет сделать, — это уйти от простой индексации, потому что она создает
неравенство.

От автоматической индексации надо уходить, надо делать так: те, кто
получает мало, добавку должны иметь больше, чем те, кто получает много.
Неужели после того, что случилось на Ленинградском проспекте, можно
ожидать всего?

У нас тоже есть такое опасение. Прежде всего потому, что знаем, кто
попал туда с вооружением или воспользовался хранившимся в Белом доме.
Ведь до сих пор не пойман убийца, который находится там. Есть люди из
рижского ОМОНа, есть боевики из Приднестровья. Это — люди
профессиональные, они видели кровь, они знают, что такое убить
человека, есть просто уголовные элементы. Возможно, они не захотят
сидеть сложа руки, не захотят выпустить тех, под знамена которых как бы
встали. В этом смысле может случиться, что и бывшие депутаты, и
аппарат, и даже охрана Белого дома могут стать заложниками.
Зачем Белый дом взят в жесткое кольцо? Вспомним: начиналось с того, что
милиции там было немного — лишь для обеспечения порядка. Но после
убийства, после нападения на штаб ОВС СНГ, попыток силой завладеть
несколькими узлами связи мы узнали, что идет охота за оружием и
патронами. Это угроза для Москвы. Вот почему правительство вынуждено
было предпринять жесткие меры, дабы из Белого дома не вышли люди с
вооружением, не было вывезено само вооружение. Удастся предотвратить
такую угрозу — не нужно будет и оцепление.

Борис Николаевич не дарил никому жилье. Речь идет о том, что те, кто
будет работать в государственных органах, естественно, будут обеспечены
жильем. В целом же оно останется для последующих депутатов.
В указе сказано о закреплении жилья в соответствии с законом. Кстати,
соответствующий указ был принят еще летом, чтобы привлечь в органы
государственного управления наиболее подготовленных людей из субъектов
Федерации и из представительных органов власти. Так что последний указ — лишь в развитие того, летнего.

Все возникающие вопросы давайте решать поэтапно. Сначала выберем
парламент, потом новую Конституцию примем, а затем, естественно,
реорганизация пойдет и всей остальной структуры.

Речь идет только об одном: как обезопасить обстановку около Белого
дома. Поэтому мы ведем переговоры с теми людьми, которые там находятся,
чтобы они оттуда ушли.

Если в ходе нынешней конфронтации по их вине не произойдет ничего, что
имело бы пагубные последствия, то эти люди вполне могут вести какую-то
политическую кампанию. Но коли случится так, что они и дальше, уехав,
как вы говорите, будут продолжать вести линию на конфронтацию, то
России предстоит пережить трудные времена. Но мне представляется, что
союзников у них должно становиться все меньше и меньше. Разваливать
Россию народ не захочет.

Вы знаете, какая инфляция была в прошлом году? 2600 процентов! А в этом
году предполагается, что она не выйдет за пределы тысячи. То есть мы ее
уменьшаем в 2,6 раза. На будущий год ее надо еще меньше сделать. Кстати
говоря, в этом году она планировалась 400 процентов. Но из-за того, что
такое серьезное политическое противостояние сложилось из-за
непродуманных решений Верховного Совета , мы и не выдерживаем эту
цифру. Это еще один довод к тому, что надо кончать противостояние.
Было сообщение, что в Новосибирске грозят перекрыть железнодорожную
магистраль, прекратить платежи в федеральный бюджет… Неужели
начинается распад России? Как власти могут противостоять этому безумию?
Такие акции в значительной степени инициируются советами. Это
действительно безумие. Президент предложил нормальный, цивилизованный
путь-выборы. Хотя, конечно, лучше, если бы у нас была возможность через
законодательный орган принять и новую Конституцию, и законы о
выборах, об органах власти. Но такой возможности мы не получили: вы
знаете, что год потрачен был на противостояние, которое уже становится
катастрофичным. Поэтому президент, обладая полномочиями и получив
доверие на референдуме, пошел на объявление выборов и образование
Центральной избирательной комиссии. К сожалению, не все Советы это
восприняли. Мы видим организованное сопротивление Советов, которые
боятся за свое будущее. Отсюда все эти акции, угрозы гражданского
неповиновения. Но, насколько мне известно, ситуация в регионах
контролируется исполнительными органами власти, и подобные призывы не
имеют такой массовой поддержки, на которую надеялись Советы. Конечно,
это безумие надо кончать. Члены правительства начали поездки по
регионам , где проведут зональные совещания с участием исполнительной и
представительной властей, разъясняют позицию президента для того, чтобы
нормально двигаться к выборам. Призывы к «нулевым вариантам» — это
возврат назад еще в более худшую ситуацию, мы из нее уже не выйдем без
агрессивной конфронтации. А этого допустить нельзя…

Труд, Москва
06.10.1993

В ДОМЕ N 11/12 ПО ДРУЖИННИКОВСКОЙ УЛИЦЕ, ЧТО НАХОДИТСЯ ПРОТИВ БЕЛОГО ДОМА В КВАРТИРЕ НА ВОСЬМОМ ЭТАЖЕ — ТРОЕ: ПОЖИЛАЯ МАРИЯ ФЕДОРОВНА ШУМЕЙКО, ЛЕЖАЧАЯ БОЛЬНАЯ, И ЕЕ ПЛЕМЯННИЦА ЖАННА СО СВОИМ МУЖЕМ ДМИТРИЕМ

Мария Федоровна рассказывает:

— Это произошло в день штурма здания Верховного Совета примерно в девять часов утра. В дверь стали ломиться. Я им сказала,»Не могу открыть. Зачем врываться к больному человеку?»

Те ответили: «Ребята гибнут, посмотрите, сколько там лежит наших ребят, откройте, дверь, ломать будем!» Послышались удары ногой в дверь и мат «Откройте, иначе будем стрелять!» Пришлось открыть. Они ворвались к нам и закрыли нас в ванной.

Рассказывает Жанна:

— Это было шестеро пьяных боевиков Белого дома. Они вбежали на кухню, открыли окно, а нам приказали не высовываться. И стали бросать бутылки с зажигательной смесью на БТРы. Вон, одна, видите, осталась. Но через несколько минут стали стрелять в окна. Боевики бросились на пол. Они забрали у нас все припасы, которые бабушка собрала на поминки.

Унесли и спиртное.

Я видела настоящих защитников в войну, в Саратове. А это, по-моему, не защитники.

Еще один дом напротив здания Верховного Совета — Капрановский переулок, 6. И здесь лежит неубранный труп. На седьмом этаже — группа женщин, обсуждают свои проблемы…

— Милиция нас не защищает. Они ведь могут снова врываться в наши квартиры. Всю ночь раздавались выстрелы. И это защитники Белого дома очень агрессивно настроены. Они не терпят никакого компромисса. Милиция, увы, не разу не откликнулась на их звонки, чтобы защитить их от экстремистов. Гражданскую оборону им приходилось вести самим.

Труд, Москва
05.10.1993

ИНТЕРВЬЮ С ЗАМЕСТИТЕЛЕМ РУКОВОДИТЕЛЯ АДМИНИСТРАЦИИ ПРЕЗИДЕНТА В. ВОЛКОВЫМ

— Трагические события в ночь на четвертое октября по сути дела нас
врасплох не застали. С первых дней работы распущенного съезда народных
депутатов было ясно, что оппозиционеры попытаются применить силу,
использовать насилие. Но вместе с тем мы не ожидали именно такого
поворота событий. Все в президентской команде считали, что основные
силы защитников распущенного Верховного Совета локализованы внутри
кольца окружения Белого дома. И представить не могли, что вне этого
кольца есть столько хорошо организованных и вооруженных групп, с
которыми поддерживается постоянная связь, координируются их действия.
Плохо сработала наша разведка. Вполне возможно, что подлинная
информация о подготовке кровавой акции имелась у прежнего руководства
службы безопасности, но была преднамеренно скрыта от президента и тех,
кто этой информацией должен располагать. В этом, впрочем, предстоит разобраться.
Многих возмущает безоружность ОМОНа. Мы слишком доверились
заговорщикам, не распознали, что под прикрытием переговоров они готовят
вооруженное покушение на власть. До самой последней минуты президент
не хотел насилия, был противником пролития крови. Могу всех заверить —
на нем крови нет, он и правительство делали все возможное, чтобы избежать трагедии…
Почему президент так поздно, только утром, выступил по телевидению? Он
президент, и должен говорить по существу, конкретно, владея ситуацией и
всей информацией с ней связанной. Он выступил, когда был готов к этому.
Многих возмущает, что в районе боевых действий оказалось столько
посторонних, имеются жертвы среди невинных людей. Это говорит о том,
что у нас не было предварительного сценария штурма Белого дома, не все
удалось предусмотреть сразу. План разрабатывался лишь поздней ночью.
Подытоживая сказанное, могу высказать свое мнение. Мы, президентская
администрация и правительство, допустили немало ошибок и просчетов,
которые будут предметом тщательного анализа и изучения в последующие
дни. Но вместе с тем эти просчеты — еще одно доказательство того, что
президентская сторона не хотела насилия и крови. Жаль, что
расплачиваться за наши промахи пришлось ни в чем не повинным жертвам.
В Кремле, в помещении президентской администрации, мне удалось
встретиться с бывшими народными депутатами, покинувшими Белый дом. Это
В. Варов, В. Шейнис, Ф. Шелов-Коведяев. После беседы с ними берут на себя
смелость предложить ответы на некоторые вопросы, интересующие многих.
Детонатором последних событий можно, к сожалению, считать и
деструктивную позицию Конституционного суда. Почему президент не
соглашается на одновременные выборы? На подъеме, на возмущении многих
людей действиями бывшего Верховного Совета он бы, несомненно, имел
больше шансов, победить на выборах, состоись они в декабре. Так
президент мог поступить, поставив на первый план свои эгоистические
интересы. Но президент, понимал: втянутый в выборную кампанию, он не
сможет быть гарантом порядка и демократии в стране…
Демократия одерживает верх над сторонниками реставрации коммунистических порядков. Многому нужно учиться правительству и его службам правопорядка, если они хотят быть гарантом демократии, свободы и перемен в нашем обществе.

Рабочая трибуна, Москва

23.09.1993

«АМЕРИКАНСКИЕ ЮРИСТЫ: «КОНСТИТУЦИЯ НАРУШЕНА, НО НЕ В ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСАХ.»

Каминская: Указ Президента Ельцина с точки зрения его правовой оценки
не представляет затруднения. Этот указ не основан на Конституции.
Статья 121 (4) запрещает Президенту распускать парламент и
приостанавливать его деятельность. Тут, как мне кажется, двух мнений
быть не может. Но наш долг, мой долго анализируя этот Указ,
остановиться на тех аргументах, которые были изложены в нем и с
которыми президент обратился к народам России.
Мы не можем отрицать того, что действительно легального выхода из столь
кризисной ситуации, которая сложилась в России, во всяком случае на наш
взгляд, просто не существует. Все попытки найти какие-то пути согласия не увенчались успехом.

Симес: Нельзя игнорировать и того, что акция Президента, которую,
конечно, нельзя не характеризовать как нарушение Конституции была
предпринята в ответ на готовящийся по существу, Верховным Советом
государственный переворот. Президент в своем выступлении сказал, что он
уже получил от Верховного совета проект изменений конституции цель
которого сводилась к устранению президентской власти. Это не что иное,
как подготовка государственного переворота, который готовился в
псевдолегальных формах. И этого тоже нельзя игнорировать.
Надо сказать, что этот Указ, который является нарушением Конституции
действующей, является ответом на тот юридический произвол, как
выразился Президент Ельцин, который последние месяцы творили Верховный
Совет и Съезд народных депутатов, И конечно: заявление Ельцина о том,
что он меняет Конституцию, свидетельствует о том, что он вышел за рамки
ныне действующей Конституции, но нельзя игнорировать того, что он
вводит уже институт новых законодательных органов, а не ставит вопрос о
переизбрании старых.

Симес: Можно сказать с уверенностью, что Ельцин совершил эту акцию не с
целью установления своего авторитарного правления, не с тем, чтобы
стать диктатором. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что он сам
объявил об избрании нового парламента 11-12 декабря и заявил о том: что
он сам также поставит вопрос о своем переизбрании, о новых выборах
президента после того, как будет действовать уже новый парламент. Это,
безусловно, свидетельство того, что у него нет намерения установить
авторитарную диктаторскую власть в России. Вот с этих позиций, на мой
взгляд: следует оценивать акцию, которая была совершена 21 сентября нынешнего года.

Рабочая трибуна, Москва
25.09.1993

В РОССИЙСКОМ СОЮЗЕ ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ СОСТОЯЛОСЬ СОВЕЩАНИЕ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ВЕДУЩИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ, ДЕЛОВЫХ КРУГОВ СТРАНЫ

В принятом заявлении отмечено, что в большинстве регионов Указ Президента РФ и ответные действия Верховного Совета РФ лишь усугубили политический и социально-экономический кризис. В очередной раз обе ветви федеральной власти продемонстрировали свою неспособность к созидательной работе.

Промышленники и предприниматели. говорится в документе, стояли и стоят за конструктивное сотрудничество с Президентом Б.Н. Ельциным, получившим в результате всенародных выборов и референдума мандат на реформы. Однако они озабочены его действиями, попирающими законы и права народных депутатов, подтвержденные тем же апрельским референдумом. Руководство ведущих союзов и ассоциаций деловых кругов России обратилось к промышленникам и предпринимателям с призывом использовать все свое влияние для того, чтобы не дать перенести политическую склоку с федерального уровня на региональный.

Выход из охватившего страну глубокого кризиса промышленники и предприниматели видят в одновременных выборах обеих ветвей.

Рабочая трибуна, Москва
02.10.1993

МНЕНИЕ «РАДИО ФРАНС ИНТЕРНАСЬОНАЛЬ»: ЛЮБОЙ ШАГ К КОМПРОМИССУ С РАЗОГНАННЫМИ ВЕРХОВНЫМ СОВЕТОМ И СЪЕЗДОМ, ЛЮБАЯ ПОПЫТКА ВОССТАНОВЛЕНИЯ СТАТУС-КВО ДЕПУТАТСКОГО КОРПУСА ЕСТЬ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ В ПРАВАХ РАЗОГНАННОЙ ПРЕЗИДЕНТОМ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

А вот на это-то долго терпевший и в конце концов решившийся на неконституционные действия Президент идти, пока во всяком случае, не хочет. Казалось бы, президентские выборы уже в этом году могли быть на руку Ельцину. Он сейчас на коне, и победить ему проще, чем в июне, тем более что правительство вынуждено будет принимать не самые популярные меры. Президент не решил для себя самого вопроса о том, будет ли он баллотироваться на президентских выборах. Если предположить, что его планы будут выполнены на 100%, что будет избрана достаточно цивилизованная Государственная дума, которая сформирует правительство большинства, то Борис Ельцин вполне сможет и отправиться на пенсию на белом коне реформатора. Однако уверенности в том, что все пройдет так гладко, нет ни у кого. И Ельцин, вероятно, не хочет заранее связывать себя ни объявлениями о своей кандидатуре, ни обещаниями скорой отставки.

 

Бизнес MN, Москва
03.10.1993

«ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ЗА НОВУЮ «РОССИЮ» НАСТАИВАЮТ НА ОДНОВРЕМЕННЫХ ВЫБОРАХ ПАРЛАМЕНТА И ПРЕЗИДЕНТА, НО СЧИТАЮТ 12 ДЕКАБРЯ ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ ДАТОЙ

Объединение «ПНР» должно было провести внеочередной съезд 25-26
сентября в Кемерове. Действия президента вынудили изменить планы и
провести в Москве 27 сентября расширенное заседание Координационного
совета.

Тон разговору задал Григорий Явлинский, заявивший, что вариант Бориса
Ельцина «ни в коей мере нельзя назвать демократичным» с точки зрения
того, куда нам предложено избирать и из кого мы в такой спешке будем
делать выбор. Его поддержал Аркадий Вольский, заметивший, что после
того, что случилось, будет нелегко найти достойных кандидатов в парламентарии.
Сергей Пасько (Калининградский союз предпринимателей) в ответ указал на
специфическую сложность: кандидаты от предпринимателей вынуждены будут
«по-большевистски» навязывать обществу идеи, большинством избирателей —
по крайней мере, в провинции — не разделяемые. С ним по сути согласился
Олег Воронин (Иркутское областное отделение Объединения «ПНР»),
сказавший, что «реального предпринимательского класса» в нашем обществе
еще нет. Но поскольку, по мнению Марка Масарского, «Затейке
верховников» , пытающихся сделать так, чтобы предпринимателей
представляла та же советско-губернаторская партия, необходимо положить
конец — совещание не остановилось на пессимистической ноте, а
продолжило поиск. По мнению Константина Затулина, роспуск Верховного
Совета и Съезда народных депутатов стал фактом, отражающим кризис обеих
ветвей власти, а не одной. Именно на этом и основано зафиксированное в
резолюции требование проведения одновременно выборов и парламента, и
президента. Радио этого «Предприниматели за новую Россию» готовы
вступить в блок с любым общественно-политическим движением, разделяющим
принципиальные взгляды Объединения. Константин Затулин сделал
исключение лишь для движения ‘Выбор России», заметив, что не видит в
сложившейся ситуации союза с президентской командой.

На заседании принято решение провести-таки съезд 23 октября в Москве с
главной целью — определить поддерживаемого Объединением кандидата на
президентский пост.

Культура

09.10.1993.

Клариса Пульсон

ТРАГЕДИЯ ИНФОРМАЦИИ

«Телешок» совершенно неожиданно, по историческим причинам, эта наша постоянная  рубрика,  иногда  немного  легкомысленная,  воплотилась  в  реальности  почти  буквально шок,  самый  настоящий  шок,  иначе   и  не  назовешь  то  состояние,  которое  охватило  меня  и,  наверное,  не  только  меня, когда  один  за  другим  вырубались  каналы.  Первый,  четвертый, шестой,  Москва… Захлебнулся  на  полуслове  радиоприемник. «Маяк»,  Радио  России.  На  Радио-1  срывающийся  мужской  голос  сообщил  о  невозможности  дальнейшего вещания  в  связи с обстрелом  и  началом  штурма.  В  «живых»  остались  две  кноп­ки,  вторая  и  пятая,  Россия  и  Санкт-Петербург,  которые  невозмутимо  следовали  заранее  заявленной  программе.

А  воскресенье  было  сказочное.  Ясный,  теплый,  солнечный день,  едва  ли  не  первый  за  последние  несколько  холодных, хмурых,  мокрых  недель.  Насыщенный  телеуикэнд,  традици­онные  передачи,  мультики.  Сообщение  о  введении  чрезвы­айного  положения,  на  секунду  прервавшее  «Телелоцию», промелькнуло  случайным  сюжетом.  Даже  «Новости»  в  18.45, «Новости»,  поведавшие  о  начавшихся  беспорядках  в  Москве, «ситуация  контролируется»,  как-то  не  разрушили  празднич­ного  настроения.  Программа  покатилась  дальше  в  полной  безмятежности. Анпилов  требовал  прямого  эфира,   а  нам  крутили   кино. Толпа  штурмовала  входы,  а  серьезные  люди  что-то  сосредо­точенно  обсуждали  за  «круглым  столом».  Снайпер  смотрел  на окна  студий  телецентра  сквозь  прорезь прицела,  а  волгоградский  «Ротор»  по-прежнему  решал  свои  футбольные  проблемы с  московским  «Спартаком».  Только  Сиэнэн  на  Шестом  ка­нале  рассказывала  и  показывала  «Кризис  в  России».  О  том, что  происходило  в  стране,  мы  узнавали  в  переводе  с  англий­ского.  Хроника  дня:  Октябрьская  площадь,  Крымский  мост, мэрия,  комментарии  американских  политологов.  На  1-м  кана­ле футбол.  Заявление  Клинтона,  репортажи  с  балкона Белого дома.  Футбол.  Прямая  трансляция  с  разных  точек  вокруг Рос­сийского  парламента,  интервью   с  мятежниками.  Футбол. Хрупкая  американская  журналистка  на  крыше  высотного  зда­ния  на  фоне  Дома  Советов  пытается  объяснить  обстановку. Футбол.  Сообщения  о  захвате  первого  этажа Олимпийского телецентра и обстреле  «Останкино».  Футбол.  Картинка  исчез­ла.

«Счастлив,  кто  посетил  сей мир в его минуты роковые!».  Мы живущие  в  данное  время  в  данном  месте,  вероятно,  и  «счастливы».  Но  очень  хочется  знать  подробности  этого  «счастья». Иными   словами,   обладать   всей   полнотой   информации или  хотя  бы  просто  достоверной  оперативной  информацией. Ответами  на  классические  вопросы:  КТО,  ГДЕ,  КОГДА?  И  глав­ное,  «что  происходит  сейчас?»  Ведь  информация  порой  важнее  оружия.  Человек,  лишенный  информации,  безоружен,  ли­шен  возможности  сознательно  ориентироваться  в  окружаю­щей  обстановке,  адекватно  реагировать  на  происходящее. Впрочем,  тут  все  понятно,  а  тема  настолько  благодатная,  что развивать  ее  можно  до  бесконечности.Жили  мы  всегда  на  довольно  суровом,  строго  дозирован­ном  информационном  пайке.  Средства  этой  самой  информа­ции,  особенно  электронные,  создавались  по  господствовав­шему  во  всем  строго  централизованному  типу.  Единственными  владетелями  и  передатчиками  информации  были  несколь­ко  тесно  связанных  между  собой  монстров,  или  один  Змей Горыныч  о  трех  головах.  Если  сообщал,  то  ТАСС,  если  по­казывало,  то  Центральное  телевидение,  если  говорило,  то  ис­ключительно  Всесоюзное  радио. Кое-что  за  прошедшее  время  изменилось,  но  система  в основном  цела  и  по-прежнему  неразворотлива.  Особенно  это заметно  в  кризисные,  острые  моменты.  Во  время  августовско­го  путча  наступил  звездный  час  «Эха  Москвы».  Маленькая независимая  радиостанция  показала  тогда  настоящий  класс профессиональной  работы.  Не  ударили  в  грязь  лицом  сотруд­ники  «Эха»  и  сейчас.  Каждые  полчаса   свежие  новости,  прямая  связь  со  слушателями,  весь  спектр  позиций  и  мнений. Высший  пилотаж. С  телевидением  все  сложнее.  Август  91-го  не  стал  для  него проверкой   ситуация  иная,  приказ  сверху,  нажали  на  кноп­ку  и  все,  везде  «Лебединое  озеро».  Октябрь  93-го  показал полную  неготовность  и  неприспособленность  государственно­го  ТВ  и  радио  к  полноценному  существованию  в  экстремаль­ной  ситуации.  Парадокс:  люди  готовы,  не  готова  система.

Днем  4  октября  на  Тверской  у  Моссовета  люди  ждали  вестей.  Никто  из  официальных  лиц  себя  общением  с  собравшимися  не  утруждал.  На  балконе  Моссовета  стояли  динами­ки,  транслировавшие  попеременно  Открытое  радио,   Радио России,  «Маяк»…  Со  стороны  Белого  дома  бухали  залпы.  По толпе  носились  слухи:  группа  прорвалась  на  улицу  Герцена, ктото  движется  по  Новому  Арбату…  Слухи  не  подтвержда­лись  и  не  опровергались.  Полный  информационный  вакуум. Время  остановилось.  И  сдвинулось  только  тогда,  когда  я  добралась  до  телевизора.  Там  Сиэнэн  отмеряло  секунды,  ми­нуты  и  часы  происходящего,  показывало   то,  что  творится в  родном  городе.Обратили  внимание  на  уникальную  съемку  внутри   Белого дома  во  время  обстрела,  там,  где  Руцкой  кричит  в  телефонную  трубку  и  Хасбулатов  в  полной  прострации?  Любительской видеокамерой  снимал  наверняка  не  иностранец,  а  наш  соотечественник.  Но  отнес  пленку  почему-то  не  в  «Останкино»  или на  «Россию»,  а  в  Сиэнэн.  И  дело  тут  не  только  в  деньгах, валюте.  Престиж,  высокая  репутация.  Действительно,  миро­вой  лидер,  зрители  во  всем  мире.Как  только  Шестой  канал,  честь  ему  и  хвала,  начал  в  по­недельник  трансляцию   Сиэнэн,   от   экрана   невозможно было  оторваться.  Завораживало.   Словно  и  не   Москва,   а другой  чутьчуть  знакомый  город,  виденный  во  сне  или  в кино.  Еще  одна  «горячая   точка»,  привычная  по  выпускам «Мировых  новостей».  Собственно  для  них  так  оно  и  есть. «Точка»,  «очаг  напряженности»,  место,  где  нужна  их  настоя­щая  профессиональная  работа.  Стационарные  камеры,  каме­ры  ночного  видения,  спокойные,  уверенные  корреспонденты, способные  проникать  в  самые  закрытые  места.  Плюс  масса информации,  постоянно  обновляющейся  и  уточняющейся.  Все вместе  создает  объективную  картину  развития  событий,  ди­намику,   перемежаемую   комментариями  и  аналитическими вставками.

Это  взгляд  со  стороны,  холодноватый,  отстраненный,  хирур­гический:  Могадишо,  Москва…  Он  ценен  и  сам  по  себе,  но особенно  как  дополнение  к  собственному,  погруженному  в реалии,  знающему  ситуацию  изнутри,  вооруженному  полной и  достоверной  информацией  из  первых  рук,  эмоциональному, наконец.  Такого  взгляда  не  было.  И  пока  не  могло  быть.  На­ши  профессионалы  информации  не  в  силах  тягаться  с  зару­бежными  коллегами:  нет  таких  мощностей,  такого  оборудо­вания,  такой  техники,  такой  организации,  не  разработана  сама  стратегия  оперативной  информации  на  телевидении.  Хочется  верить,  что  отрабатываться  она  будет   не  на  очередном  мятеже. Можно  только  восхищаться  людьми,  остававшимися  в  студиях  и  аппаратных  под  огнем.  Можно  только  восхищаться людьми,  в  считанные  минуты  «оживившими»  резервную  студию.  Можно  только  восхищаться  людьми,  добывавшими  крупицы  информации  буквально  из-под  земли.  Но  как  мало  было  этой  информации.  Мир  видел  гораздо  больше.  Мир  более  благополучный  и  благоустроенный,  чем  мы,  более  приспособлен  ко  всяческим  неожиданностям.  Десятки,  сотни  каналов,  передающих  станций,  кабельных  сетей,  студий,  монтажных.  Американец  и  европеец  в  острый  момент  не  останется  один  на  один   с  неизвестностью.   Не   Сиэнэн,  так Бибиси,  или  Айтиэн,  или Рейтер расскажут, покажут, будут держать  в  курсе. Российские  «Вести»  на  много  часов  оказались  без  возможности  показать  видеоматериалы.  Обидно.  Ведь  в  это  самое время  съемочные  группы  снимали  и  снимали  под  пулями  километры  видеопленки.  Труд,  конечно  же,  не  напрасный.  Увидим  мы,   в  свое   время  увидят   потомки,   но   такой ма­териал  вовремя,  с  места  события  во  сто  крат  дороже.Пятой  «живой»  кнопке,  Питеру,  тоже  пришлось  нелегко. Там  располагали  еще меньшей  информацией.  Остроумное  решение    предложить  москвичам  звонить  прямо  в  студию придало  выпускам  «Факта»  напряжение,  теплоту  сопереживания  и  сопричастности. Так  они  и  работали.  Одни  до  полуночи,  другие   весь  вечер  и  всю  ночь.  Вечер  и  ночь,  которые  мы  никогда  не  забудем.  Разве  можно  забыть   растерянного  ведущего  «Вестей» с  кипой  рассыпающихся  факсов  в  руках. Они, наши  телеродственники, а не государственные мужи, старались поддержать нас в ту ночь. Они не бросили нас. Спасибо им.

Независимая газета, Москва
21.09.1993

Автор: Вера Кузнецова

НОВЫЙ РАУНД ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ В МОСКВЕ. НИКТО НИКОМУ НЕ ВЕРИТ МИРНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ ЕЛЬЦИНА НАТАЛКИВАЕТСЯ НА «ВООРУЖЕННУЮ ОБОРОНУ» РУЦКОГО И ХАСБУЛАТОВА
СОВЕТ Федерации, который собрался в Георгиевском зале Кремля 18 сентября
для своего учреждения, так и не сумел этого сделать (причиной участники
назвали неподготовленность документов — положения о Совете и его
регламенте). Однако неучредившийся Совет начал новый этап в российской
политической жизни, практически провозгласив необходимость досрочных
выборов и депутатов, и президента.
Подобный настрой лидеров территорий, очевидное согласие Ельцина на
перевыборы президента, благословение Зорькина — все это обусловливает
ситуацию, при которой съезду, пусть вынужденно, но придется либо
согласиться с такой перспективой, либо (при ответе «нет») бесславно
закончить свое существование. А уверенность, что при упрямстве депутатов
последнее обязательно случится, подтверждается с каждым днем при
продолжающемся ослаблении федеральных властей. И прежде всего парламента.
Досрочные выборы остаются единственным возможным компромиссом между
Ельциным и парламентом. Но их объявление зависит от других
принципиальнейших политических решений? в какие (новые или старые) органы
власти выбирать, по какой системе, когда?
Еще в субботу на заседании Совета Федерации Борис Ельцин, дав согласие на
досрочные выборы президента, заметил, что они все-таки должны состояться
через полгода после выборов депутатов. Мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак
предложил вариант трехступенчатых выборов: весной 1994 года в новый
парламент, позже в местные органы и весной 1995 года в президенты. Он
объяснил разрыв в год между парламентскими и президентскими выборами тем,
что в таком случае каждый «отслужит» по 4 года. Конечно, если депутаты и
примут решение о досрочных выборах, они не согласятся на подобную схему.
Для них (по крайней мере до сих пор лидеры парламентской оппозиции так
говорили) если и приемлемы, то одновременные досрочные выборы. Это условие
выдвигается, скорее, как формальное — в расчете на то, что Ельцин не
согласится. Однако такая логика — это явная недооценка президента РФ. По
многим экспертным прогнозам, одновременные выборы даже выгоднее для
Ельцина. Во-первых, депутатская предвыборная камлания оттянет на себя
значительные силы оппозиции. Во-вторых, чем позже состоятся перевыборы
президента, тем меньше шансов у Ельцина вновь пойти на них и победить.
Правда, у нынешних его противников позиция еще хуже. У главы парламента
Руслана Хасбулатова с уходом депутатского корпуса в отставку нет
политического будущего. Президентом ему не стать, и при новом составе
парламента — спикером тоже. У вице-президента Александра Руцкого шансы,
конечно, значительно лучше хасбулатовских. Но все же он человек из
отживающей свой век формации политиков.
Кроме спора о сроках и системе выборов, главным и очередным препятствием на
пути к компромиссу, безусловно, станет вопрос о том, в какой парламент
выбирать? С какими функциями? Или, другими словами, в России будет
парламентская, президентская или смешанная республика? Председатель ВС
Карелии Виктор Степанов о досрочных выборах сказал: «Ну ладно, с
президентскими ясно. А с депутатскими? Что, снова съезд избирать? Сегодня
нет ни поправок к Конституции, ни новой Конституции. А решение об
изменениях может принять либо Верховный Совет, либо съезд, либо референдум.
Так надо сначала это сделать, а потом уже рассуждать о новых выборах».
Президентской команде не приходится рассчитывать на то, что съезд своей
волей внесет изменения в действующий Основной Закон. Скорее, для них
возможны два варианта. Прежде всего, и это входит в планы Ельцина,
попытаться договориться со съездом о принятии «малой Конституции» или, как
он его назвал сам, «правового акта о федеральных органах власти». Но,
видимо, и этому варианту не суждено будет закончиться успешно, потому что у
сторон различные представления как о функциях нового парламента, так и о
системе власти Советов вообще.
Так что на «финише» компромисса при согласии о досрочных выборах, вероятно,
окажутся два альтернативных проекта «акта о федеральных органах власти»,
которые (при желании мирно решить дело) останется лишь вынести на референдум.
А посему вряд ли стоит ждать новых выборов раньше конца весны 94-го года.

Независимая газета, Москва
21.09.1993
179 (603)
Автор: Виталий ТРЕТЬЯКОВ

ЕЛЬЦИН — ХАСБУЛАТОВ: СХВАТКА НЕ НА ЖИЗНЬ. А НА СМЕРТЬ?

Спикер настолько увлекся «защитой демократии», что это уже становится
опасным

ПЕРЕЛОМ к лучшему в политической тактике и, может быть, стратегии
президента России совпал с усилением конфронтационной линии парламента и
лично спикера Руслана Хасбулатова (я не рассматриваю сейчас аналогичную
позицию вице-президента, так как «президентская облава» на Руцкого, видимо,
просто не оставляет последнему иных возможностей, кроме лобового
столкновения). Позиция Хасбулатова нелогична. Он сам не раз говорил об
упрямстве президента, и когда наконец Борис Ельцин отказался от ряда своих
наиболее одиозных и явно недемократических намерений, спикер как будто
пытается вновь спровоцировать президента именно на то, против чего сам
выступал.

Вспомним последние компромиссные шаги президента: вывод из высшей
политической номенклатуры Шумейко и Полторанина, назначение на пост
министра безопасности не «своего» человека, а просто кадрового
профессионала, отказ от идеи проведения парламентских выборов осенью и,
наконец, согласие на проведение досрочных президентских выборов (раньше об
этом Борис Ельцин и слушать не хотел) — двух последних уступок г-н
Хасбулатов как бы не заметил и просто проигнорировал их в своем субботнем
выступлении, где зато предложил Советам чуть ли не занять круговую оборону
по всей стране.
Многое в этом выступлении, как всегда у Руслана Хасбулатова, в принципе
правильно. Но, во-первых, он впервые публично очень резко высказался лично
о президенте, повторив при этом весьма рискованную для употребления на
таком уровне весеннюю остроту депутата Виталия Уражцева о «трезвости».
Во-вторых, фактически обвинил президента в подготовке введения «военного»
или «чрезвычайного» правления в ближайшие дни. Если это обвинение
серьезное, то оно должно быть серьезно аргументировано (в марте основания
для этого были). Если аргументации в виде фактов нет, то этот выпад более
всего напоминает провокацию.

Мною опубликованную некоторое время назад статью «Агония политического
режима очевидна» Руслан Хасбулатов, если помнят читатели, приветствовал и
даже написал, что с ней согласен. Но ведь в статье шла речь о режиме в
целом, а не только о президентской его части. Народные депутаты, которые,
уже не стесняясь, играют одной рукой на десяти кнопках для голосования, —
не самое важное, но внешне самое впечатляющее тому доказательство.
Мне ведь, как любому избирателю, все равно, кто приведет в Кремль диктатора
— президентское окружение или парламентская оппозиция. Мне даже все равно,
если диктатор будет «от президента», но его приход к власти будет
спровоцирован безумной политикой парламента. А ведь надо отметить, что сам
президент еще ни разу не позволял себе говорить в таких выражениях о
спикере. Следовательно, Руслан Хасбулатов делает все, чтобы между ними был
невозможен человеческий контакт, то есть и контакт политический.

Особая тема — высказанная недавно председателем Верховного Совета идея о
выборах в единый парламент Содружества и создание правительства
Содружества. Судя по всему, Руслан Хасбулатов, потеряв политическую
инициативу, пытается перехватить ее, застолбив за собой идею,
перспективность которой не вызывает больших сомнений, но это не перспектива сегодняшнего дня.
Сейчас, безусловно, мы переживаем некий период спонтанного «возрождения
СССР». Но на вопрос, возродится ли СССР в 1994 году, можно дать три
отрицательных ответа. Нет, потому что это невозможно при таком расколе
внутри России. Нет, потому что преждевременное выбрасывание политических
лозунгов скорее закрывает перспективу их реализации, чем открывает. Нет,
потому что это невозможно в принципе, пока находятся у власти и подписанты
Беловежского соглашения, и парламенты, его ратифицировавшие. Но это тема
отдельного разговора. Нас же сейчас должно волновать одно: станут ли (или
уже стали) Борис Ельцин и Руслан Хасбулатов смертельными врагами? Если да,
то решающий шаг к этому сделал спикер. И вся ответственность за последствия ляжет на него.

Независимая газета, Москва
21.09.1993
179 (603)
Рубрика: ПИСЬМО ИЗ «НГ»

Автор: Виталий Третьяков

ОТ СПИНОЗЫ — ВОЛЬТЕРУ

Г-н Баткин ставит диагноз, но ошибается. Зачем-то…

ПОЛНОСТЬЮ — без изъятий и искажений — «НГ» перепечатывает статью Леонида
Боткина и Юнны Мориц из еженедельника «Новое время». Зачем?
Затем, что авторитет авторов и громкость их имен не позволяют мне оставить
эту инвективу без ответа, тем более что статья, написанная, конечно же,
Леонидом Михайловичем Баткиным (стиль Юнны Мориц, гораздо более злой, но и
более метафоричный, здесь практически отсутствует), имеет целью дать
диагноз целой общественной болезни, обнаруживая главный очаг заразы именно в «НГ».
Что же произошло? Дважды в течение этого года «НГ» опубликовала, статьи
(сначала Д. Галковского, затем Е. Лямпорта), в которых авторы грубо и,
пожалуй, вынужден согласиться, хамски походя отозвались и о творчестве
Булата Окуджавы, и, главное, о нем самом. На мой взгляд, наиболее достойный
выход из такой ситуации, если уж так случилось, извиниться. Этого пока не
сделали ни Галковский, ни Лямпорт (может быть, и не сделают по каким-то им
одним известным соображениям), но «НГ» нашла бы возможность принести
извинения не в форме сноски «Редакция не разделяет и приносит свои
извинения…» (тогда бы многие наши статьи нужно было сопровождать такими
ремарками, ничего не значащими для умного читателя и делаемыми обычно
только на случай подачи искового заявления в суд), но в форме
самостоятельного текста, акцентирующего бесспорное и достойное место
творчества и самой жизни Булата Окуджавы в истории советской и русской
культуры. Конечно, ни в какой защите со страниц «НГ» (равно как и других
газет) г-н Окуджава не нуждается, но невольную свою вину перед Булатом
Шалвовичем «НГ» бы непременно загладила: самостоятельно или после окрика
г-на Баткина — это теперь уже никак не проверишь, так что будем считать,
что исключительно благодаря Леониду Михайловичу.
От своего имени и от всей «НГ» приношу Булату Шалвовичу Окуджаве извинения
за грубости, которые в отдельных текстах, публикуемых в «Независимой»,
допускались авторами этих текстов по его адресу.
Этим бы и ограничиться, но, как видит читатель, лишь незначительная часть
текста г-на Баткина посвящена собственно нападкам на Булата Окуджаву, а
значительная, если не сказать — абсолютно значительнейшая — «Независимой
газете», ее главному редактору и «должку» в 1000 рублей.
Строго говоря, мне бы только радоваться: который уже раз за последнее время
моей скромной (впрочем, грех самоуничижения мне не свойствен — не такой уж
и скромной) персоне посвящают злобнолестные и пространные опусы крупные
московские издания. Я так и делаю: радуюсь. Газета должна быть
«раздражителем» общественного мнения, и «НГ» это удается, что тешит
редакторское честолюбие.
Но вот когда люди с такими именами, как Леонид Баткин и Юнна Мориц (будь я
автором данного текста, я бы, пожалуй, все-таки пропустил даму вперед), так
передергивают и так площадно, хоть и без мата, ругаются, вставая при этом в
позу общественной невинности и интеллектуального целомудрия, то не могу не
ответить «с большевистской прямотой». Ибо удар пытаются нанести по
«Независимой газете» — удар грязный. Мой долг — ответить.
Ни г-н Баткин, ни г-жа Мориц не относятся к авторам со стилем, поражающим,
скажем так, чрезмерной щепетильностью в эпитетах. Если даже почитать только
то, что они печатали в свое время в «НГ», то это станет очевидным (в
отношении Юнны Мориц речь, разумеется, не о стихах, а о «публицистике»).
Помнится, и Юнна Мориц была удивлена, что «НГ» опубликовала две или три ее
более чем злые (г-н Баткин, возможно, назвал бы их и «хамскими», если бы
они были подписаны кем-то другим) заметки. А года полтора назад «НГ» не
напечатала пространную статью самого г-на Баткина, в которой он, путая
политологический анализ с физиологическим, описывал футбольный матч команд
правительств Москвы и России, издеваясь как раз над физическими
недостатками игроков, как то толстые животы и еще что-то в этом роде… (В
скобках замечу, что время от времени мне приходится брать на себя смелость
отказывать «классикам» — редко кто после этого, знаю по многочисленным
примерам, не найдет вскоре случая «пнуть» «Независимую» в каком-нибудь
другом издании. Одно из немногих исключений — Елена Георгиевна Боннэр,
публикацию текстов которой почти всегда бы требовалось оснащать сносками с
«извинениями», но которая никогда не «мстит» за отказ что-либо опубликовать.)
Статью г-на Баткина я отклонил по двум причинам. Первая и важнейшая — она
мне показалась неубедительной. Вторая — он принес ее в «НГ» после того, как
ее не напечатали в другом издании, а мне, откровенно говоря, уже к тому
времени надоело такое отношение: сначала попробуем туда, где тираж
побольше, а затем, если там не примут по цензурным соображениям, в
свободную от цензуры «НГ».
Но вернусь к «резкостям» стиля. Вот, например, в статье, якобы направленной
против хамства, г-н Баткин искажает фамилию г-на Лямпорта, искажает
намерено. По моим представлениям, такие приемы — хамство в чистом виде.
«НГ» никогда не позволит себе такие штучки». Это деталь, но деталь
показательная, ибо вся статья г-на Баткина состоит из подобных штучек!
Еще пример: автор пишет, что в «НГ» дают «по две и более и сколько
понадобится полос для Лукьянова, Галковского, etc».
Я не вижу никакого преимущества у г-на Баткина перед г. Г. Галковским и
Лукьяновым для публикации их мыслей в «НГ». Писал бы г-н Баткин, как
Галковский, или был бы, как Лукьянов, бывшим главой Верховного Совета СССР
и подсудимым по делу ГКЧП, он бы имел время от времени в «НГ» «по две и
более и сколько понадобится полос». Может быть, конечно, это у меня такой
изъян во вкусе, а другие главные редакторы от этого изъяна избавлены.
Почему тогда в других газетах я не видел, особенно в последнее время —
полосных и многополосных статей Леонида Михайловича?
Или вот о Галковском. Может быть, это Третьяков или «НГ» выдвинули «хама»
на Букеровскую премию, причислив его тем самым к кандидатам в литературные
звезды? Нет, не «НГ» и не Третьяков. Но почему г-н Баткин не устраивает
разноса «Новому миру», который тоже печатал Галковского, или «Литературной
газете», со страниц которой г-на Галковского в последнее время в основном
хвалят? Потому что «Независимая», по мнению г-на Баткина, нуждается в
поучениях, вызове родителей в школу и прочих педагогических мерах, а более
«взрослые» это уже переросли?
Леонид Михайлович, «Независимая» уже состоялась как явление российской
журналистики, а Ваши претензии отчитывать «несовершеннолетних», идущие в
паре со страхом поднять голос против семидесятилетних советских газет и
журналов, не более чем претензия быть «отцом русской демократии», а заодно
и «отцом русской интеллигенции».
Но самое главное — г-н Баткин прекрасно знает, что «НГ» сегодня — одна из
немногих, если вообще не единственная газета, в которой действительно
отсутствует политическая цензура, а потому тонкие намеки г-на Баткина на ее
(«НГ») «политическую ориентацию» повисают в воздухе вместе с самим г-ном
Баткиным. Ведь что Вам, Леонид Михайлович, в самом деле не нравится, так
это то, что «НГ» не стала лично Вашей и Вашего круга трибуной. А разве я
это обещал, обращаясь к Вам и многим другим с просьбой о «моральной и
материальной» поддержке при создании газеты? Депутатам Моссовета, которые
учреждали газету, я сказал, что «Независимая» не будет ни органом
Моссовета, ни трибуной депутатов и что только редакция будет решать, что
печатать, а что не печатать. И за три года своего существования «НГ» не
стала, несмотря на все очевидные финансовые выгоды этого, ни газетой
Моссовета, ни газетой московской мэрии. «Независимую» ругали по-всякому,
называли и антирусской, и проукраинской, и антисемитской, и проеврейской, и
происламской, и просоветской, и антиельцинской, и проельцинской газетой. Но
сами обвинители постоянно меняют свои мнения, а «НГ» была и остается
газетой мнений. Мы восстанем против самого господа Бога, если он запретит
религию, но, конечно же, дадим ему высказаться на наших страницах.
И Ваше, товарищ Баткин, глубокомысленное (с «тонким намеком на толстые
обстоятельства», как говорили в годы моего детства) замечание о
«политической ориентации «НГ» — дескать, Вам-то это все понятно и даже
скучно (я бы написал на Вашем месте так: «скушно»), эта Ваша максима, этот
афоризм, а может быть, даже эта «теорема Баткина» в своей глубине,
доказанности и многозначительности полностью равноценна бреду сивой кобылы
из неподписанной статьи в газете «День» (N 36/93): «Небезынтересно мнение
В. Третьякова, теперь уже главного редактора «Независимой газеты», которое
он высказал в 1991 году своему окружению… Говоря о развале «Правды» как
органа ЦК КПСС, Третьяков заявил, что главный редактор газеты Фролов
«скрупулезно выполнял указание Яковлева уничтожать фактически центральный
орган КПСС, а это в сознании членов партии окончательно разрушает надежду
на ее возрождение» и т. п.
С разных сторон идете, но в одном направлении. Не в одном политическом
направлении, конечно, а в одном мифологическом. Впрочем, люди всегда
слагают мифы о том, что им непонятно и недоступно.
Итак, если уж мы готовы спорить с господом Богом, то что же мешает — с
президентом России? Я знаю, что на Московской трибуне, где Вы, г-н Баткин,
всегда были среди самых активных ораторов, Вы многому пытались научить и
г-на Горбачева, президента СССР, и г-на Ельцина, президента России. Да и
г-жа Мориц не, оставляла Бориса Николаевича без язвительных советов и
рекомендаций.) Почему же это Вам, Юнне Мориц и Леониду Баткину,
разговаривать с вождями впрямую можно, а мне, Третьякову, нельзя? Может
быть, Вы, Леонид Михайлович, Солженицын, при имени которого каждый
российский интеллигент прилюдно становится в стойку смирно, а на кухне
брюзжит по поводу его оторванности от России и непонимания нашей бренной
жизни? Или Вы, господин Баткин, Николай Васильевич Гоголь, цитатами из
которого пытаетесь пригвоздить «НГ» и меня к позорному столбу?
Вот с Александром Исаевичем и Николаем Васильевичем (особенно с последним,
книги которого составляют специально подбираемую часть моей библиотеки) я
бы не рискнул тягаться и встать рядом. А с Вами, извините за «хамство», —
могу себе позволить. Еще раз извините — я отлично понимаю свое место, не
преувеличиваю, но и не преуменьшаю его — через «НГ» и кое-какие свои личные
публикации я сегодня ничуть не менее крупная, чем, например, Вы, персона в
современной жизни России. А в чем-то даже более крупная. И потому буду
разговаривать с президентом, за которого голосовал, так, как считаю нужным.
И если Вам сегодня страшно впрямую обратиться к президенту или вождю или
если он уже Вас не будет слушать, то мне не страшно, мне в самый раз, меня
он выслушает, даже если (разумеется) и не ответит, и не послушает, и
сделает, вид, что не заметил. (А ведь заметил и послушал, судя по последним
шагам президента, не меня заметил, а здравые ходы, от которых его долго
отговаривали «разгонятели парламентов». Будем надеяться, заметил не поздно.)
Мое открытое письмо Борису Ельцину прочитали все, кому оно было адресовано,
— все, кто определяет сегодня политику России в Москве и не только в
Москве. Не уверен, что это случилось бы с Вашим письмом, рискни Вы его
написать в одиночку, а не в компании еще с тремя-четырьмя громкими именами.
Поэтому (от сознания этого) и появляется в Вашем плаче мелкое
передергивание: «он начал писать самому себе письма от имени президента и
сам же на них преважно отвечать». Ведь не случайна эта инверсия в Вашем
опусе (случайностей таких не бывает): якобы я себе написал от президента сначала…
Вам, литератору, конечно, известно, что форма газетного выступления может
быть любой (письмо президенту, письмо старушке-матери, письмо другу, письмо
любовнице, письмо с того берега, письмо издалека, письмо собаке Качалова,
письмо клеветникам России и пр. и пр. — вплоть до записок сумасшедшего). Но
перед Вами, Леонид Михайлович, я должен покаяться: я серьезно писал письмо
президенту России, а не газетную статью в форме письма. Я всерьез считаю,
что имею на это достаточно прав, что я достаточно свободен в этом выборе —
не писать или писать письмо президенту. Равно как я свободен составлять
списки кабинета министров. Более того, это входит в мои профессиональные
обязанности как журналиста, пишущего на темы внутриполитической жизни
России. И Вашего высочайшего соизволения (или мягко отеческого одобрения)
на сей счет я спрашивать не стану. Мне достаточно одобрения многих и многих
действующих политиков, включая и членов нынешнего правительства, и людей из
президентского окружения, которые после публикации письма мне звонили и
говорили, что согласны с ним на 100 (варианты: 90 и 80 процентов, ниже
почему-то не опускалось). По должности и положению они менее свободны, чем
я, а потому не могли высказать свое согласие публично. Но, оказывается,
они, несмотря на должность и положение, более свободны, чем Вы, ибо у них
не возникало вопроса: а имеет ли г-н Третьяков право написать и
опубликовать нечто такое? А имеет ли он вообще право думать и существовать,
когда еще живы-здоровы члены записной демократической элиты из книжек
«Иного не дано», «Без нас никуда» и «Меняем вехи, но не вождя»?
Так что то, что Вы, г-н Баткин (кстати, Вы простите, что отвечаю Вам, может
быть, это тоже, по Вашей иерархии, позволительно, например, людям не ниже
Гавриила Харитоновича Попова и Юрия Николаевича Афанасьева), так вот: то,
что Вы изящно, дабы не быть уличенным в формальном хамстве, называете
«государственным грехом», которому позволительно предаваться «в уединении и
перед зеркалом» (Вам, наверное, виднее, быть может, Вы занимались этим
грехом в годы застоя), мне представляется нормальным поступком, а именно
анализом и прогнозированием развития политической ситуации в стране. И для
совершения такого поступка мне нет нужны добиваться права шептать
президенту в ухо, что, с Вашей позиции, превращает «грех» в «добродетель».
И не надо, г-н Баткин, делать вид, что достаточно широкому кругу людей в
Москве не известны явные и тайные интриги, плетущиеся вокруг Букеровской
премии (они плетутся и вокруг Нобелевской — это естественно). И оттого, что
г-н Лямпорт взял на себя смелость сказать о некоторых интригах, не стоит
называть его «каким-то человеком, по фамилии, кажется, Лямперт». Если у Вас
нет собственных предпочтений в букериаде, как и в составе кабинета
министров России, то это факт Вашей личной жизни. У г-на Лямпорта и у «НГ»
(точнее, у каждого из ее авторов) есть право на собственную точку зрения и
есть возможность ее высказать.
Лесть — вот чего Вам хочется, вот что ласкает Вам слух. В этом, увы, Вы
близки с советскими и российскими вождями. Только им мы обязаны петь осанну
во имя их политической мудрости, а Вам — во имя Вашей интеллектуальной
доблести. Они хотят свободы слова для одобрения их корявых политических
решений, а Вы — для того, чтобы солировать на фоне подголосков из
Третьяковых, Лямпортов и других «братьев меньших». Вы (может быть, не Вы
именно) очень любите повторять слова Вольтера, о готовности сражаться за
право каждого высказывать мнение, с которым даже он, г-н Вольтер, не
согласен, но не любите, чтобы высказывался сам г-н Вольтер, потому что
Вольтером считаете себя. Я с этим не спорю, но тогда я Спиноза или Макс
Вебер. И служить Вам на подноске интеллектуальных снарядов не намерен, не
нанимался и не обещал. Да, я, г-н Баткин, «значительное лицо», не
отрекаюсь. Я понимаю, что Вам это неприятно, но так уж случилось. Кстати, и
Вам желаю тоге же. И того же самоощущения.
Оттого что в «НГ» в последнее время не печатается г-н Баткин, газета не
загублена. В ней есть кому печататься, более того — из авторов
выстраивается очередь. И некоторые, кстати, очень возмущаются, когда их
статьи отклоняют. Объясняют это, разумеется, не низким качеством своих
статей, а нарушением со стороны «НГ» правила «НГ» каждому дать высказаться,
да еще без правок, без сокращений, без вписывании (вспомните, г-н Баткин, в
каких московских редакциях что Вам советовали вписать в Ваши тексты, а что
из них изъять).
Ваша статья, г-н Баткин, заканчивается очень изящным рассуждением о
зоопарке. Не могу ответить Вам тем же, не так воспитан. Так что «должок» от
«НГ» Вы получите — в Вашем почтовом отделении, а не в московском зоопарке.
Я туда давно уже, по возрасту, не хожу. И вообще не люблю, когда живые
существа сидят в клетках — демократы это или коммунисты, Баткин или
Галковский, — неважно.
А долг за «НГ» действительно остался. И будет всем возвращен с
благодарностью и в приличной форме, с благодарностью даже и тем, с кем пути
«Независимой», увы, разошлись.
Круг авторов, льющих грязь на «НГ», до сих пор был мелок — мелок либо по
именам, либо по талантам. С присоединением к ним Леонида Баткина и Юнны
Мориц этот круг стал, если воспользоваться подзаголовком статьи из «Нового
времени», «веянием в отечественной культуре». Именно поэтому «НГ» и
перепечатывает эту статью, дабы ее («НГ») читатели не остались в неведении
относительно этого «веяния». Жаль только, что г.г. Мориц и Баткии не
принесли свой труд в «Независимую». Тогда он не потребовал бы такого
пространного комментария. Впрочем, это, конечно, снизило бы эффект: ведь
«НГ» статью непременно напечатала бы. А это уже не то…
В заключение хотел бы еще раз подчеркнуть уважение всей редакции
«Независимой газеты» к Булату Шалвовичу Окуджаве, имя и сам образ которого
стали уже таким символом «оттепели» и «шестидесятничества», что и
обожатели, и хулители этих явлений поминают Булата Окуджаву всуе, порой не
к месту, а часто и не в меру восторженно или озлобленно. Это уже не слава
просто — это строка в истории. И никакая статья, даже. В «Независимой», не
способна умалить размер этой строки.
Впрочем, и намерений таких нет. Просто должна быть в России хотя бы одна
свободная газета…
***
*Удивительно, но, видимо, поговорка «Бог наказал» имеет реальные основания.
В телерейтинге за позапрошлую субботу в «НГ» по техническим причинам
фамилия Баткин трижды (!) напечатана неправильно — «Бабкин». Даже чувствуя
себя «орудием Божьего промысла», мы не можем не принести извинения Леониду
Михайловичу.

Независимая газета, Москва
23.09.1993
181 (605)
Рубрика: ОПРОС НГ-VP
Автор: АЛЕКСАНДР КИНСБУРСКИЙ

ГЛАВНЫЕ УСПЕХИ И НЕУДАЧИ ЕЛЬЦИНА В МИНУВШЕМ МЕСЯЦЕ ЛИДЕРЫ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ ОЦЕНИВАЮТ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРЕЗИДЕНТА В АВГУСТЕ

Исследование проводилось по заказу «НГ» Службой Vox Populi (руководитель Б.
А. Грушин) методом телефонного интервью среди лидеров общественного мнения.
В составе последних различались 8 основных групп: народные депутаты — члены
Верховного Совета России; руководители министерств и других федеральных
органов исполнительной власти; лидеры политических партий; директора
государственных предприятий; руководители негосударственного бизнеса —
частных, акционерных, совместных предприятий и коммерческих банков;
представители высшего военного командования; руководители средств массовой
информации; деятели науки и культуры. Опрос проходил с 1 по 8 сентября 1993
года. Общее число опрошенных — 400 человек.

ГЛАВНЫЕ выводы, которые необходимо сделать в результате сравнения итогов
сентябрьского опроса с данными предыдущих исследований, состоят в том, что,
во-первых, произошло дальнейшее снижение оценки деятельности президента
России за минувший месяц со стороны представителей российской элиты и,
во-вторых, эта оценка в сентябре оказалась самой низкой в этом году — 2,76
балла: на 0,31 балла ниже предыдущей — июльской и на 0,5 балла ниже самой
высокой — майской. Динамика средней суммарной — по всем группам лидеров —
оценки, выставляемой респондентами с января по сентябрь 1993 года с
интервалом в два месяца, приводится ниже.

В сентябре ниже всех оценили работу Бориса Ельцина на посту президента
России лидеры различных политических партий (в целом 2,24), причем не
только коммунистической (2,04), но и иных ориентации (2,44). Самые высокие
оценки его деятельности за прошедший месяц дали деятели науки и культуры
(2,97), военачальники (1,96) и руководители прессы (2,92). Как видим,
разброс оценок в целом невелик: от «тройки» до «двойки».
Чем же объясняются сентябрьские оценки деятельности президента, какие его
шаги в минувшем месяце показались лидерам наиболее успешными, а какие —
наиболее неудачными?

В отличие от результатов исследования в июле, когда большинство
респондентов в качестве основного успеха Ельцина назвали (каждый раз
соответствующий вопрос задается в открытой форме, то есть без подсказок
готовых вариантов ответа) работу Конституционного совещания, в сентябре
деятельность президента России оценивалась уже, естественно, с учетом его
других акций.

Пожалуй, впервые с начала года внешнеполитические шаги Бориса Ельцина
(прежде всего имеются в виду его переговоры в Крыму с президентом Украины
Кравчуком о Черноморском флоте и подписанное в Сочи соглашение о
прекращении войны в Абхазии) так часто упоминались в ответах лидеров,
причем, как правило, со знаком плюс. Чаще других лестно отзывались о них
высшие военачальники (44%) и руководители госпредприятий (40%). В качестве
успеха респонденты называли также шаги по созданию Совета Федерации, а
именно, встречу главы государства с представителями российских регионов в
Петрозаводске, и достигнутую на ней договоренность. Наиболее активными
сторонниками формирования Совета Федерации как совещательного органа при
президенте России оказались работники науки и культуры (28%).
Характерно, что действия в области социальной политики никто из опрошенных
не назвал ни со знаком плюс, ни со знаком минус.

Представители российской элиты в целом посчитали наиболее неудачным шагом
Бориса Ельцина в минувшем месяце резкое начало борьбы с коррупцией в высших
эшелонах власти — временное отстранение от должности вице-президента
Александра Руцкого и вице-премьера . Владимира Шумейко. Свое негативное
отношение к соответствующему указу и последовавшим за ним распоряжениям
президента высказали 44% военачальников и 38% лидеров политических партий,
особенно некоммунистической ориентации (44%). Как правило, неудачными
признаны также конфронтационные заявления и действия президента в отношении
своих политических противников (в первую очередь его высказывание о начале
«артподготовки» перед решительным «наступлением» на своих оппонентов в
Верховном Совете и на съезде народных депутатов России). Наиболее критично
отнеслись к ним лидеры партий коммунистической ориентации (28%).
Таким образом, баланс успеха и неудач Бориса Ельцина в августе, с точки
зрения представителей российского истеблишмента, оказался, в общем, скорее
отрицательным, что, по-видимому, привело к дальнейшему снижению средней
оценки его деятельности за минувший месяц.

***
ГЛАВНЫЕ УСПЕХИ И НЕУДАЧИ ЕЛЬЦИНА В АВГУСТЕ
(в % к общему числу опрошенных. n = 400 человек)
——————————————————————————————
| Направления деятельности | (1) успех | (2) неудача | (1)-(2) |
——————————————————————————————
| Внешнеполитические акции | 27 | 2 | +25 |
| Создание Совета федерации | 10 | 1 | +9 |
| Реализация социальных программ | 0 | 0 | 0 |
| Финансовое регулирование | 1 | 5 | -4 |
| Стремление к конфронтации с политическими противниками | 1 | 12 | -11 |
| Борьба с коррупцией | 9 | 25 | -16 |
——————————————————————————————

Независимая газета, Москва
24.09.1993
Автор: Евгений Красников, Анна Остапчук

ДЛЯ ОППОЗИЦИИ БЕЗРАССУДСТВО ПРОСТИТЕЛЬНО, ДЛЯ ВЛАСТИ — НЕТ НЕОБХОДИМО ИЗБЕЖАТЬ ХУДШЕГО СЦЕНАРИЯ РАЗВИТИЯ СОБЫТИЙ

СКЛОННОСТИ президента к жестким методам действий, выходящим за рамки
закона, свидетельствовали не только эксцессы, учиненные им 10 декабря
1992-го и 20 марта 1993 года, но и секретные планы, разрабатывавшиеся в его
окружении. Впрочем, особых секретов из этих разработок не делали. На
пресс-конференции 22 сентября председатель Конституционного суда заметил,
что едва ли не в июне знал о подобных «вариантах» стратегии президента, но,
несмотря на все старания, встретиться и предостеречь его Зорькину не
удалось. Событие, случившееся вечером 21 сентября, поражает не только своей
явной антиконституционностью, но и полным отсутствием каких-либо
механизмов, способных придать этой акции хотя бы тень осмысленности (не
учрежден Совет Федерации, не принят закон о выборах и т. д.).
Президент и его сторонники предлагают российским партиям и движениям
готовиться к новым выборам, заявляя, что это надежный способ проверить, за
кем пойдут . избиратели. Действительно, если состоятся выборы 11 — 12
декабря, радикал-демократы имеют все шансы быть уверенными в собственном
успехе. Центристские и оппозиционные партийные лидеры уже дали понять, что
в выборах по нынешнему президентскому сценарию (т. е. только в парламент)
они участия не примут по причине их нелегитимности. Действительно,
положение о Федеральном собрании и закон о выборах окончательно оформились
в кабинетах администрации президента. Эти бумаги не получили одобрения ни
парламента, ни даже Конституционного совещания. А электронные средства
коммуникации, контроль над которыми с президентской стороны начиная с 21
сентября, кажется, еще более усилился, используют свои мощности на полную
силу, чтобы объяснить рядовому избирателю, кого из бюллетеня следует
вычеркнуть, а кого — оставить.
Однако все вышеизложенное — розовые мечты демократов. И скорее всего,
ситуация будет складываться по-иному, и вместо президентской диктатуры мы
будем иметь развал России и засасывание страны в вялотекущую гражданскую
войну. Как известно, «против лома нет приема, если нет другого лома», а на
решительного Бориса Ельцина есть не менее решительный генерал Альберт
Манатов — «вождь и душа» радикальной оппозиции, уже назначенный Александром
Руцким и. о. заместителя министра обороны. Макашов и его соратники не
искушены в «парламентском словоблудии», зато с устройством автомата знакомы
не понаслышке. Первую пробу сил Макашов уже произвел 22 сентября, но вряд
ли в следующий раз все обойдется так мирно. Дружины «Трудовой России» — это
реальность, столь же реально и заявление председателя Союза офицеров
Станислава Терехова о том, что военные-патриоты готовы любыми методами
оборонять Белый дом. Иными словами, оппозиция располагает весьма серьезными
силами если не для победы, то для упорного, длительного и, что самое
страшное, кровопролитного сопротивления. Однако как раз такого развития
событий Ельцин бы хотел избежать, памятуя, что падение ГКЧП ускорили
танковые эскапады на улицах Москвы и трое несчастных молодых людей,
погибших во время нелепого инцидента.
Когда российский президент проводил зондаж мнений лидеров западных стран в
марте 1993 года о том, как они прореагируют на введение президентского
правления и роспуск парламента, и канцлер ФРГ Коль, и президент США Клинтон
дали ясно понять, что не разорвут с ним отношения и не откажутся от
программ помощи, если Ельцин, так сказать, не выйдет за «рамки приличий».
Как заявил американской газете «Интернэшл Геральд Трибюн» (13 — 14 марта
1993 г.) «высокопоставленный чиновник из администрации Клинтона», «если
Ельцин приостанавливает работу антидемократического парламента, это
необязательно означает антидемократические действия, но если он распустит
антидемократический парламент и бросит множество людей в тюрьмы, а войска,
которые ему симпатизируют, прольют кровь, это уже другая ситуация».
Таким образом, радикальная оппозиция имеет все резоны действовать смело и
даже нагло, ведь «президент начал первым». Действительно, ни скверные
законы, принимаемые Верховным Советом, ни отсутствие профессионализма у
народных избранников, ни даже беспардонная грубость Руслана Хасбулатова не
могут ни малейшим образом оправдать решение Бориса Ельцина попрать Основной
Закон России. Как заметил в беседе с корреспондентом «НГ» член
Конституционного суда Виктор Лучин, «речь идет не об одном нарушении, но о
целом комплексе грубейших нарушений: изменение Конституции президентом, на
что он не имеет ни малейших полномочий, юридическое решение о роспуске
съезда и ВС, изменение статуса Генеральной прокуратуры и Генерального
прокурора». Однако, в свою очередь, и нынешнее беззаконие, совершенное
президентом, не может служить ни малейшим оправданием для оппозиции, если
она сочтет для себя выгодным поставить на кровь и ввергнет общество в
гражданскую войну.
Следует учитывать, что действия и решения об автоматическом отрешении от
должности Бориса Ельцина и возложении президентских обязанностей на
Александра Руцкого, предпринятые в ночь с 21 на 22 сентября
вице-президентом и парламентом, хотя и не противоречат Конституции, тем не
менее могут быть взяты под сомнение.
Проблема в том, что, несмотря на вопиющие противоречия действующей
Конституции РФ, которые содержатся почти в каждом пункте указа «О поэтапной
конституционной реформе в Российской Федерации», реализация санкций за эти
нарушения, предусмотренные статьями 121.6 и 121.10 Конституции РФ, почти
невозможна. Например, первая из них — статья так называемого
«автоимпичмента», согласно которой полномочия президента прекращаются
немедленно, как только они использованы для «роспуска либо приостановления
законно избранных органов государственной власти», не имеет механизма
исполнения. По существу и Верховный Совет, применивший эту статью в ночь с
21 на 22 сентября, вынужден был «фантазировать».
Как пояснил Виктор Лучин, статья 121.6 не сообщает процедуру: надо ли
констатировать сам факт роспуска и приостановления деятельности какого-либо
законно избранного органа власти, и если надо, то кто это должен делать —
съезд, ВС, КС? Допустим, у КС не было такого права. Тогда каждый
правоприменитель, любой государственный или общественный орган, либо любое
должностное лицо этого органа, либо каждый гражданин в отдельности сами
определяют, прекращены немедленно полномочия президента или не прекращены.
На пресс-конференции председатель Конституционного суда Валерий Зорькин
заметил, что суд руководствовался в своем решении не революционной
целесообразностью, но действующей Конституцией, текст которой священен и
неприкосновенен. Зорькин обнародовал свое заявление, в котором
констатировал, что разделяет «многие оценки положения в стране и высших
эшелонах государственной власти», данных в преамбуле указа, и цели, которые
ставит перед собой президент. «Однако предложенные им методы их достижения
девальвируют в общественном сознании и без того недостаточно укоренившиеся
конституционные и общеправовые принципы. Президент создает прецедент,
освобождая и всех других субъектов политической жизни от следования ее
положениям, что неминуемо повлечет за собой обвальное попрание законности».
В свою очередь, председатель КС предлагает «легитимный выход из положения»,
куда входит комплекс мер, включающих принятие съездом народных депутатов РФ
решения об одновременных досрочных выборах как парламента, так и
президента, для чего съезд принимает закон о выборах и закон об органах
власти на переходный период (до принятия новой Конституции). После этого
деятельность съезда прекращается. Действующий Кабинет министров выполняет
свои обязанности при сохранении контрольной функции парламента на
переходный период. Президент сохраняет за собой установленные Конституцией
полномочия в отношении правительства. После принятия предлагаемых решений
ВС приостанавливает законотворческую деятельность и остается гарантом соблюдения законности при проведении выборов.

Независимая газета, Москва
28.09.1993
Автор: Вадим Бакатин

НЕОБХОДИМО ПЕРЕМИРИЕ ИБО НИ ОДНА ПРОБЛЕМА НЕ РЕШЕНА

СЕЙЧАС со всех сторон — и от демократов внутри страны, и от зарубежных
аналитиков — в адрес Ельцина несутся упреки в том, что он опоздал с
предпринятой акцией, что делать это якобы нужно было раньше.
Я должен признаться, что сам придерживался той же мысли. Тем не менее
сейчас я считаю, что действительно непонятное и досадное сочетание
промедления и спешки в конституционном процессе не является первопричиной
сегодняшней ситуации.
Объективная и неустраняемая первопричина — в посткоммунистической сущности
нашего общества. Нужно быть слишком большим идеалистом, чтобы считать, что
после 75 лет засилья коммунистической идеологии наше общество, наша
психология могут быть какими-то другими. Мы не можем быстро превратиться в
общество высокой политической культуры и парламентской демократии. Для
этого необходимы желание, терпение и время.
Есть и другая, но уже субъективная причина сегодняшней ситуации — это
авантюризм экономической реформы Гайдара, ее провал, последствия которого
будут еще долго сказываться, усугубляя переход к нормальному
демократическому реформированию страны. Власти будут долго заняты поиском
виноватых.
И вот в этой сложной ситуации, как мне представляется, к большому
сожалению, консультанты президента почти буквально последовали
своеобразному совету: «Лучший способ избавить голову от перхоти —
гильотина». «Перхоть», или, как уже было сказано, последствия нашей модели
развитого сталинского социализма, неизбежно и долго будет проявляться во
всем, и в том числе в уродливых формах различных реакционных идеологий. И
Верховный Совет, или новый парламент, или даже Государственная дума при
достаточно демократичных выборах всегда будут иметь в. своем составе
представителей этих политических течений. «Отрубить голову», усугубить
слабость власти тупиком двоевластия, преступить Конституцию, разогнать
парламент, идти на огромный риск, опасность гражданской войны ради того,
чтобы освободить парламент от оппозиции, от представителей неугодной
идеологии — по меньшей мере бессмысленно. Это не решение проблемы.
Во-первых, это тоже ничем не отличается от большевизма, когда с
идеологическим противником расправляются путем уничтожения или запрета.
Демократию так не внедряют.
Во-вторых, к сожалению, это не достигнет цели, а, мало того, может привести
к обратным результатам. Мы еще, наверное, не забыли результаты
августовского путча, которые оказались прямо противоположными целям,
которые ставили заговорщики.
И, в-третьих, что самое главное, этот неоправданный риск может привести к
развязыванию физического насилия, к реальному двоевластию, гражданской
войне со всеми вытекающими отсюда бедами для народа и государства.
Самый лучший вариант, если люди проигнорируют все это. Если удастся
ограничить Садовым кольцом эту, как сказал один телевизионный комментатор,
«смертельную схватку». Но, к сожалению, это невозможно.
Есть в принципе два выхода из ситуации.
1. Нагнетание эскалации, расширение противостояния, провокации, репрессии,
кровь и «победа» той или иной стороны. Но цена этой победы сделает ее
бессмысленной, а последствия катастрофическими для России, СНГ, и, пожалуй,
мира.
2. Как это ни банально звучит замирение политических противников. Согласен,
что это худой мир, но все же он лучше доброй войны. Основой для него
является идея всеобщих перевыборов, хотя пользы от них, по-видимому, будет
мало. Польза только вот в этой примиряющей роли.
Роль арбитра, роль сильного разводящего в отсутствие политического центра
могут сыграть: а) руководители регионов, собравшись на начавший
складываться Совет Федерации; б) едва ли могущая собраться группа
авторитетных деятелей (идея, уже высказанная в «НГ»); в) на крайний случай
в определенный момент эту роль могут сыграть авторитетные лидеры развитых
стран мирового сообщества.
Может быть, есть еще какие-нибудь пути. По крайней мере все надо
использовать для того, чтобы не допустить непоправимого.

Независимая газета, Москва
30.09.1993
Автор: Вера Кузнецова, Индира Дунаева, Евгений Красников, Иван Родин

ОБСТАНОВКА В МОСКВЕ ПРОДОЛЖАЕТ НАКАЛЯТЬСЯ ПОИСКИ ВЫХОДА ИЗ ТУПИКА ИДУТ, НО ПОКА НА УРОВНЕ ДЕКЛАРАЦИЙ ЗАПАД УЖЕ НАЧАЛ ПЕРЕСМАТРИВАТЬ СВОЮ ОЦЕНКУ МОСКОВСКИХ СОБЫТИЙ

Вера Кузнецова

ВМЕСТО Совета Федерации вчера Борис Ельцин провел заседание Совета
безопасности по ситуации в стране. С докладом выступил I премьер-министр
Виктор Черномырдин. После чего членами СБ дискутировались две позиции: что
делать с оппозиционерами в Белом Доме и какой политики придерживаться в
отношении регионов? Как сообщила пресс-служба президента России, Виктору
Черномырдину «поручено вести переговоры с бывшими депутатами, чтобы не
допустить драматического развития событий». В свою очередь пресс-служба
правительства заявила вчера вечером, что никаких специальных действий
премьер в ближайшие часы предпринимать не собирается — достаточно того, что
он объявил о своей открытости для переговоров с «гражданами Руцким,
Хасбулатовым, Соколовым…». «Жесткость мер правительства, — добавил один
из руководителей пресс-службы кабинета, — будет определяться результатом
переговоров или их отсутствием». Пока же, по мнению независимых экспертов,
премьер остается наиболее приемлемой оппозиции фигурой для диалога.
Оптимально задача премьера сводится к тому, чтобы «локализовать зону
конфликта».

Совет безопасности дал поручение министерствам «активизироваться», выполняя
указ президента от 21 сентября. Это относится к политике федерального
правительства по отношению к регионам. И прежде всего к политике силовых
министерств. Тем не менее, как утверждают те же эксперты, ныне воздействие
центра на территории ограничено. И у Ельцина остается две возможности
перетянуть регионы на свою сторону. Во-первых, дав им экономическую
свободу, что отчасти предусмотрено в подготовленном им пакете экономических
указов. Во-вторых, согласившись на одновременные выборы, несмотря на
жесткость своих последних заявлений.

***

Индира Дунаева, Евгений Красников, Иван Родин

ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЙ десятый съезд народных депутатов продолжает свою работу. Его
очередное заседание при свете свечей прошло 28 сентября с 22 до 23 часов.
На рассмотрение съезда был предложен законопроект, восстанавливающий статус
народных депутатов СССР.

Председатель Совета Республики ВС РФ Вениамин Соколов и председатель Совета
Национальностей Рамазан Абдулатипов сообщили съезду, что во время встречи с
Виктором Черномырдиным они потребовали для начала каких-либо переговоров
снять блокаду с Белого дома. По информации, поступившей из Белого дома, в
здании железными сейфами заблокирован каждый этаж на случай штурма.
Аварийное освещение действует лишь в нескольких кабинетах, но есть надежда,
что вскоре заработает бензиновый движок. В буфетах Белого дома продают лишь
бутерброды, так как провоз еды в здание блокируется (о том, что милиция
получила такое указание, свидетельствуют данные радиоперехвата). Депутаты,
оказавшиеся вне Белого дома, обсуждают возможность переправки туда провизии
с помощью воздушного шара.

Вчера днем на заседании Координационного комитета депутат Игорь Братищев
огласил информацию о том, что в Кремле прошло совещание руководителей
силовых министерств, на котором обсуждался вопрос о мерах воздействия на
Белый дом (вероятно, имелось в виду заседание Совета безопасности РФ). По
сведениям депутатов, за «быстрое» разрешение конфликта выступил первый
заместитель министра внутренних дел Михаил Егоров. Согласно его плану,
предполагается внедрить провокаторов, которые начали бы стрельбу со стороны
Белого дома, что стало бы оправданием последующего штурма.

Пока же Белый дом, а точнее, внешнее оцепление вокруг него, штурмуют не
слишком многочисленные сторонники распущенных съезда и Верховного Совета.
Во вторник ночью, около 22 часов, погиб заместитель начальника отдела по
работе с личным составом управления ГАИ ГУВД подполковник Владимир Рештук,
1946 года рождения и отец пятерых детей. По первоначальной версии, он попал
между строительной бытовкой, которой была укреплена баррикада на
Садово-Кудринской улице, и милицейским тягачом, который ее оттаскивал с
дороги, причем утверждалось, что его туда толкнули. В 3 часа ночи он
скончался в Склифосовского. Есть и другая версия гибели подполковника.
Как сообщили все информационные агентства, выступая на митинге с балкона
Дома Советов, Альберт Макашов предупредил, что, если внутренняя часть
кольца приблизится к Белому дому ближе, чем сейчас, его охрана без
предупреждения начнет огонь на поражение. Как предполагается, это как раз
может быть одной из целей устроенной плотной блокады. Начало стрельбы
именно со стороны защитников Белого дома станет оправданием жесткого
подавления сопротивления в здании парламента.

В нем же вчера продолжал работать X съезд народных депутатов, руководство
которого по-прежнему утверждает, что его кворум достаточно большой.
Депутаты заслушали сообщение Юрия Воронина о том, что растет активность
части населения, стоящей на стороне ВС. Владимир Исаков представил проект
положения о государственной медицинской комиссии по освидетельствованию

Независимая газета, Москва
30.09.1993
Рубрика: НА КРУГИ СВОЯ?
Автор: Иван ИЛЬИН, Владлен СИРОТКИН

ПРАВОСЛАВИЕ: УРОКИ ИСТОРИИ

Ни идея «народничества», ни идея «демократии», ни идея «социализма», ни
идея «тоталитаризма» — ни одна из них не вдохновит новую русскую
интеллигенцию и не поведет Россию к добру. Нужна новая идея, религиозная по
истоку и национальная по духовному смыслу. Только такая идея может
возродить и воссоздать грядущую Россию.
Иван ИЛЬИН, философ-изгнанник
Владлен СИРОТКИН, доктор исторических наук
КРЕЩЕНЫЙ «АНТИХРИСТ»
В МОИ теперь уже далекие студенческие годы кафедры истории КПСС московских
вузов водили студентов на учебные экскурсии в музей В. И. Ленина. Помнится,
на одном из стендов, посвященном дореволюционному периоду деятельности
«вождя мирового пролетариата», я обратил внимание на документ — то ли
анкета, то ли опросный лист, где вместо пресловутого «пятого пункта» стояло
типографское слово «вероисповедание» и рукой Ильича было написано —
«православный». По молодости лет меня это тогда несказанно удивило: Ленин,
великий атеист, гонитель попов и безбожник, и вдруг… крещенный по
православному обряду?
Та мысль неожиданно пришла в голову много лет спустя после просмотра
известного Станислава Говорухина «Россия, которую мы потеряли» (одно из
первых рабочих названий — «Пришествие Антихриста»).
Между тем, став профессиональным историком, я уже знал, что в
противопоставлении веры (и ее хранительницы — Церкви) и нации состоял
идеологический постулат многих европейских революций XVIII — XIX века,
начиная с Великой французской.
«Раздавите гадину!» — этот лозунг Вольтера вдохновлял не только французских
и других европейских якобинцев, но и «якобинцев пролетарских» (Н. И.
Бухарин) — большевиков. И хотя ни французские якобинцы, ни большевики
пороха не выдумали, а лишь попытались тысячелетние христианские веры
заменить неким суррогатом изобретенных ими «религий» — культом «Верховного
Существа» (у Робеспьера) или безбожным воинствующим атеизмом (у большевиков
в 20-х — начале 30-х гг.), традиционные конфессии и в Западной Европе, и в
России устояли в кровавом революционном месиве.
В конце концов во Франции «Робеспьер на коне» — Наполеон Бонапарт
примирился с католичеством и вынужден был заключить с папой римским
конкордат, который в немалой степени способствовал укреплению его режима.
Тем же путем в конце концов вынужден был в разгар Великой Отечественной,
войны пойти и Сталин, фактически заключив в 1943 году «конкордат» с
иерархиями Русской Православной Церкви, что наряду с введением в том же
году «царских» погон в армии, роспуском Коминтерна и заменой
«Интернационала» на национальный гимн означало фактический отказ от химер
мировой пролетарской революции и классового интернационализма, хотя его
символика (пятиконечная звезда, красное знамя, призыв «Пролетарии всех
стран, соединяйтесь!» и т. п.) еще почти на полвека сохранялась в геральдике СССР.
Впрочем, и у Наполеона вплоть до его отречения в 1814 г. в символике
империи сохранялись революционные (трехцветные) раскраски в униформе солдат
и офицеров французской армии и даже на штурм русских укреплений на Бородино
в 1812 г. его полки шли под звуки революционной «Марсельезы».
По сути, принятый 27 августа 1993 г. Верховным Советом РФ с учетом
замечаний президента Закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР
«О свободе вероисповеданий» в этой ретроспективе является как бы вторым
(после 1943 года) «конкордатом» государства и церкви. С тем, однако,
существенным нюансом, что в отличие от сталинского «конкордат» 1993 г.
касается не только православной, но и всех других традиционных конфессий,
исторически существовавших на территории России, — ислама, буддизма, иудаизма, католицизма.
УТЕРЯННЫЙ КОНСЕНСУС
Русская революционно-демократическая публицистика XIX в., начиная с М.
Бакунина и Н. Чернышевского и кончая Г. Плехановым, В. Лениным и другими
«воинствующими безбожниками» (не говоря уже о примитивных писаниях
сусловских агитпроповцев) постаралась изобразить иерархов РПЦ в самом
неприглядном виде. Чего стоит одно «Чаепитие в Мытищах» Маковского, тоже,
между прочим, крещенного православным батюшкой по рождении.
Да, Петр I железной рукой придавил Русскую Православную Церковь.
Хрестоматийными стали его указы о снятии колоколов и переливке их на пушки
для продолжения войны со шведами, о все новых и новых налогах на монастыри.
Менее известно, что «медный всадник» подорвал народное (церковноприходское)
образование, на многие десятилетия обрек свой народ на неграмотность.
Власти спохватились лишь в 80-х гг. XIX в., когда при Александре III при
активном участии земств начали спешно открывать сельские четырехклассные
училища, наряду с разрешением батюшкам вести двухклассные «ликбезы». Но и к
началу первой мировой войны уровень грамотности оставлял желать лучшего.
Советский писатель Виктор Шкловский, в 1917 году — комиссар Временного
правительства, позднее вспоминал: прибывала на фронт целая дивизия, а среди солдат — ни одного грамотного!
Сам Никита Хрущев признавался одному из своих соратников: «Я ведь учился
всего две зимы у попа за пуд картошки». На всю жизнь «наш Никита Сергеевич»
остался малограмотным, на документах писал «ознакомица» и поэтому,
наверное, сам писать не любил — все больше диктовал секретарям и
стенографисткам.
Да, с Петра I православных священников принуждали раскрывать тайну исповеди
жандармам. Но всем известно, что власти предержащие в России смотрели на
РПЦ лишь как на «приводной ремень» к верующим (совсем как КПСС на
профсоюзы, комсомол или Советы), а когда им нужно было пополнить казну, —
бесцеремонно обирали церковь.
Про снятые Петром колокола знают все. А вот как матушка Екатерина II одним
росчерком пера «раскулачила» монастыри, — немногие.
Во Франции, чтобы отобрать землю у монастырей, затеяли целую революцию. А в
России за 25 лет до нее императрица издала указ — и баста, ухоженную и
возделанную землю монахов «отписали» в казну, а затем матушка раздарила ее своим фаворитам.
Конечно, можно бросить упрек и тогдашним иерархам — ни один из них не
пикнул, смирились, хотя материальные потери были огромны. Одни владения
Кирилло-Белозерского монастыря в XVII в. простирались от Вологды до
Архангельска и Урала, и сколько пользы принесли русскому Северу монахи-первопроходцы!
Но не одним кнутом оперировало государство — был и пряник.
Огосударствление православия шло не только через учреждение Петром
должности «надзирателя» — обер-прокурора Синода. Самих владык занесли в
«Табель о рангах». Например, в 1910 году из 6343 человек царской
«номенклатуры» 67 были высшие православные иерархи, имевшие наряду с
церковным еще и гражданский «чин» действительных тайных советников
(генералов). А «генералам» сверх церковного положения было еще и
гражданское «вспомоществование» — казенная квартира и кухонный мужик — и
все за счет казны. Да еще деньгами платили до 50 тыс. золотых рублей в год
(это когда канцелярская голытьба в присутствиях жила на годовую тысячу).
Мудрено ли, что очень многие высшие иерархи молчали и при Петре I, и при
Екатерине, и даже при Николае II, хотя при нем движение за обновление
патриаршества охватило уже самые широкие общественно-религиозные круги
(напомню серию статей великого религиозного философа Вл. Соловьева в
журнале «Вестник Европы» за 1893 — 1894 гг.).
И тем не менее, когда в 1905 г., в разгар революции, Синод робко попросил
царя разрешить Поместный собор и учредить патриаршество «для успокоения
умов», советники Николая II отсоветовали ему давать санкцию, ссылаясь на
«тревожное время». Фактическая причина отказа коренилась в другом — Николай
II надеялся быть не только царем, но и патриархом одновременно (как
император Японии — наместником Бога на земле).
И хотя позднее царь сделал несколько реальных шагов для укрепления связи с
традиционными конфессиями (выделил из казны деньги на строительство мечети
в Петербурге, в 1913 г. за счет бюджета империи начал субсидировать
паломничество российских мусульман — хадж в Мекку и т. п.), в отношении РПЦ
время было упущено: провести Поместный собор разрешило только Временное
правительство (и он действительно заседал в Кремле и Сергиевом Посаде даже
при большевиках в 1917 — 1918 гг.), но в условиях начавшегося развала
государства (отделились почти все «национальные окраины»), Брестского мира
и террора ЧК сделать что-либо существенное для «успокоения умов»
православные иерархи уже не могли.
СВОБОДА СОВЕСТИ НА БУМАГЕ
Отказавшись заключить духовный союз с обновленцами из РПЦ, Николай II
совершил вторую трагическую ошибку: 17 апреля 1905 г. он (опять же по
подсказке своих советников-«западников») издает указ о свободе совести,
причем православным разрешено было свободно переходить в другие веры
(фактическое узаконение прозелитизма).
Конечно, с позиции западноевропейского правового государства, скажем
Франции, уже давно юридически признающего равенство всех религий, это было
несомненным прогрессом, и вся «просвещенная» либеральная Россия 1905 года
рукоплескала царскому указу — смотри, Европа, какие мы передовые!
Однако грубая проза жизни была совсем другой: поражение в русско-японской
войне и рост революционных настроений (оппозиция призвала подорвать
государственные финансы путем изъятия вкладов из банков, сберкасс,
страховых обществ и т. д.) поставили бюджет России на грань краха. Николай
II срочно наладил графа С. Ю. Витте во Франции за деньгами. А там у власти
находились радикалы-социалисты, которые только что провели через парламент
закон об отделении церкви от государства и свободе всех конфессий. Банки
Франции готовы были дать деньги и действительно дали сумму, ныне
эквивалентную 2,5 млрд. долларов, только что выделенную США Б. Н. Ельцину,
но потребовали идеологически «облагородить фасад» самодержавия для
западного общественного мнения. И советники царя «облагородили» — сначала
указом 17 апреля 1905 г. о свободе вероисповедания, а год спустя — указом
23 апреля 1906 г. о выборах в Государственную думу, лишенную, впрочем,
реальных парламентских полномочий, в частности, контроля за деятельностью
правительства, которое с 1906 г. и до Февральской революции 1917 года
безраздельно подчинялось царю.
В итоге был достигнут тактический выигрыш: «команда» царя устояла, но, как
бы сказали шахматисты, было потеряно качество.
Указ 17 апреля 1905 г. облегчил проникновение в Россию идей прозелитизма,
разного рода иноверческих миссионеров, и, хотя он не вызвал массового
выхода подавляющего большинства народа из православия, казенная бумага
облегчила деятельность разного рода сект (типа нынешних «Белого братства»,
Богородичного центра, истинных Христиан-православных и т. д.), а главное,
усилила раскол в высшем православном духовенстве.
Один из наиболее типичных примеров последствий этого указа — деятельность
царицынского иеромонаха Илиодора (Труфанова).
Закончив духовную академию и будучи вначале одним из сподвижников Распутина
(их дружбу, а затем ссору довольно точно изобразил покойный Валентин Пикуль
в романе «У последней черты»), Илиодор в пух и прах разругался с Синодом,
ссылаясь на указ царя, «отделился» от РПЦ и создал в Царицыне (вместе с
открытой им юродивой Марфой Медвенской, прародительницей многих нынешних
«белых матерей») свою автономную «епархию» и начал громить всех — Синод,
Распутина, губернатора, левых и правых. На проповеди этого
экзальтированного дуэта в Царицын и другие города Поволжья стекались тысячи
людей.
Кончилось все это тем, что Синод отлучил Илиодора от церкви и предал анафеме.
Как все это водится на Руси, встал вопрос и о деньгах: куда делись народные
пожертвования? Труфанову пришлось в 1912 г. бежать за границу. Но после
Октябрьской революции он объявляется вновь, создает в 1919 г. в Царицыне
коммуну «Вечного мира», объявляет себя «русским папой» и обещает служить
большевикам. Последние, однако, не очень верят «красному попу» и на всякий
случай в 1922 г. высылают Илиодора (ирония судьбы!) вместе с Н. Бердяевым,
И. Ильиным, П. Сорокиным и другими русскими интеллигентами за границу.
Следы «красного попа» теряются в США, где в 1943 г. (году сталинского
«конкордата» с РПЦ) Труфанов выпускает брошюрку «Великая Сталинградская
(!?) Марфа» — очевидно, в ознаменование Сталинградской битвы и надежде на
милость «красного царя».
Не сыграл указ 17 апреля сколько-нибудь заметной роли и в сфере свободы
совести. Созданный в том же 1905 г. Союз русского народа по указке охранки
начал громить иноверческие религиозные организации, прежде всего иудеев, но
доставалось и всем другим — мусульманам, католикам, протестантам.
В итоге режим оказался между двух стульев — и с РПЦ «конкордата» не
заключил, и другие вероисповедания не защитил, тем самым оттолкнув от себя
многие конфессии, прежде всего традиционные, самые массовые.
Характерно, что, подрывая РПЦ в 20-х гг. изнутри путем создания
«обновленческой» церкви, большевики использовали недовольных Николаем II
обновленцев 1905 — 1914 гг.: его близкого друга и одно время духовника
военного священника Г. Щавельского (видного деятеля Союза русского народа),
священника из Петрограда В. Красницкого, бывшего думца-депутата от Союза
русского народа протоиерея С. Маньковского (стал «обновленческим» епископом
Фотием) и других.
Через 18 лет указ царя о свободе совести (сам он уже был со всей семьей
расстрелян, а его советники — либо перебиты, либо бежали за границу)
аукнулся в постановлении, организованного чекистами в апреле 1923 г.
«Обновленческого Собора» такими сентенциями: «Каждый честный христианин
должен… всемерно проводить в жизнь начала Октябрьской революции».
РОССИЙСКАЯ ГЛУБИНКА ДУХОВНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ
Так что же — по русской пословице, ждать снова гром, чтобы мужик перекрестился?
Грозовые облака уже накрыли Россию, другие государства СНГ, а в иных (в
Закавказье, Боснии и Герцеговине) уже вовсю гремит «гром», точнее, ракетные установки «Град».
Да, во всех государствах нет былого раскола на «белых» и «красных» —
коммунистическую наследницу царской номенклатуры почти повсеместно (как в
феврале 1917 года) устранили от власти без большой крови.
Но вот дальше история начала повторяться. Снова за образец была взята
западная модель. Последователи графа Витте зачастили из Москвы на Запад за
валютными кредитами и гуманитарной помощью на «демократию».
Но одновременно в российской глубинке идет самостоятельный процесс
духовно-религиозного возрождения — восстанавливаются православные храмы,
строятся мусульманские мечети, обновляются синагоги, буддизм в Калмыкии
получил статус государственной религии. Среди российских провинциальных
священников появилось немало молодых и способных людей (нередко с
университетским образованием). Приведу пример с моей «малой родины» —
Ярославщины. В селе Новое, что неподалеку от Переславля-Залесского,
выпускник Ленинградского университета отец Алексей (Василенко) на свой
страх и риск реставрирует три церкви, да еще богадельню для престарелых
прихожан строить наладился. Увы, особой помощи от Ярославской епархии о.
Алексей не получает, все сам «выбивает», разве что один из депутатов
Моссовета — Виктор Кузнецов — звонит во все печатные колокола, публикуя
расчетный счет церкви Святого Духа и братства преподобного Алексия Человека
Божия, что в селе Новое, ища поддержки меценатов.
К северу от этого села, не доезжая Ярославля, в бывшем райцентре
Семибратово другой молодой священник иеромонах Олег (Черепанин) построил
двухэтажное здание православного центра духовного возрождения, сейчас там
идут отделочные работы и к сентябрю 1994 г. центр намерен начать работу.
Причем средства (включая и валюту) иеромонах нашел сам, используя помощь
благотворительных христианских организаций, в частности из Великобритании.
Отец Олег уже восстанавливал храм (настоящий собор!) в селе Татищев Погост
(родовое село российского дипломата XIX в. Татищева), что рядом с
Семибратовом, построил там духовную школу, перестроил избу в гостиницу,
каждое лето принимает иностранные группы христианской молодежи. Его
Превосходительство посол Соединенного Королевства Великобритании и Северной
Ирландии в Москве не раз почтил Татищев Погост своим присутствием.
Весь приход знает мать Магдалину — православную монахиню из Англии,
добровольно приехавшую в ярославскую глубинку служить Богу, помогать
молодому иеромонаху, которого за его богоугодные труды прихожане избрали в
Ярославский областной Совет. Ныне сам губернатор Лисицын почитает за честь пообщаться с отцом Олегом.
И если 80 лет назад иеромонах Илиодор на Нижней Волге только требовал от
властей денег на свою еретическую пропаганду, то теперь иеромонах Олег на
Волге Верхней, не прося у области ни копейки, сам творит добро. А в Москве
молодая выпускница истфака МГУ Ольга Макаренкова на добровольные
пожертвования одна издает информационный православный бюллетень «Подворье»
(вышло уже три выпуска). И очень важно сегодня поддерживать такие ростки
нового духовного возрождения России, ибо сбывается мечта выдающегося
религиозного философа-обновленца Георгия Федотова, писавшего в эмиграции в
Париже (1931 г.): «Вот почему факт зарождения нового несословного
(«интеллигентского») духовенства в России надо приветствовать».
РЕЛИГИЯ — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ОБРЯДЫ
Увы, наша «кружковая» интеллигенция повторяет трагические ошибки своих
дедов и прадедов. Ведь те профессора и приват-доценты ходили в церковь
только по большим праздникам, чтобы прислуга не обиделась.
В нынешней России потомки этих приват-доцентов почему-то обижаются на любые
попытки объединить Москву и остальную Россию вокруг религиозных ценностей
традиционных российских конфессий.
Снова, как и ранее, отталкивают РПЦ и традиционные конфессии от
общественной жизни: не божье-де это дело. Неужто невдомек, что новый закон
о свободе совести (статья 8) четко регламентирует взаимоотношения
религиозных объединений и организаций. В частности, закон гласит: эти
объединения «не участвуют в выборах органов управления, в мероприятиях,
связанных с избирательной кампанией или референдумами по политическим вопросам».
Более того, религиозные объединения и организации «не участвуют в
деятельности политических партий и движений и не оказывают им материальной помощи».
В то же время закон в соответствии с международным пактом о политических и
гражданских правах человека не запрещает церковнослужителям и членам
религиозных объединений осуществлять их конституционное право в личном
качестве участвовать в выборах, быть членами политических партий и  движений.
И сегодня только дремучее невежество бывших политруков из Главпура
Советской Армии или сознательное «отщепенство» ученых-религиоведов
позволяет в средствах массовой информации манипулировать общественным
мнением относительно «мракобесия» попов, мулл и раввинов.
В наше время сводить веру к надеждам на лучшую жизнь «на том свете» —
значит продолжать примитивную пропаганду малограмотных «воинствующих
безбожников», боровшихся с храмами и Богом при помощи динамита или в годы
застоя штрафовавших прихожан церкви на 50 руб. «за веру в Бога», как в 1974
г. оштрафовал в Обнинске Прасковью Ильиничну Мишину ретивый чиновник из
административной комиссии райисполкома (см. факсимиле).
Впрочем, к чему ломиться в открытые двери — в 20-х гг. в Советской России и
в «белой» эмиграции полемика между красными «безбожниками» и теологами
традиционных конфессий уже имела место. Для примера сошлюсь на публицистику
Федора Мельникова (1874 — 1960), чье имя и творчество в Советской России
(1917 — 1922) и в эмиграции в Румынии (1922 — 1960) упоминалось в одном из
докладов недавно прошедшей научной конференции «Культурное наследие
российской эмиграции, 1917 — 1940 гг.».
Один из теоретиков и практиков старообрядчества Ф. Е. Мельников до
революции был секретарем всех соборов Старообрядческой церкви, директором
старообрядческого НИИ (с 1912 г.), главным образом редактором журнала
«Церковь» (1908 — 1914).
Вопреки распространенному мнению о духовной капитуляции иерархов
православия перед большевиками неистовый старообрядец публично вступал в
1918 — 1922 гг. в полемику с такими корифеями «красного безбожия», как Л.
Д. Троцкий, А. В. Луначарский, Н. И. Бухарин.
Именно Мельников еще в начале 20-х годов одним из первых сформулировал
тезис о том, что официальный атеизм большевиков — не что иное, как попытка
создать новую государственную религию, сходную с аналогичными попытками
французских якобинцев с их культом «Верховного существа» (в 1935 г. в
Румынии он обобщил эту аргументацию в капитальной книге «Марксизм и атеизм»).
Об интересе к богословско-публицистическому наследию этого совершенно
забытого в бывшем СССР православного священника старообрядческого чина на
Западе свидетельствуют создание во Франции «Фонда Мельникова» и начало
издания в Париже его собрания сочинений в десяти томах.
О соотношении национал-большевизма, православия и традиционных укладов
жизни много писали в эмиграции в 20 — начале 30-х гг. «сменовеховцы»,
«евразийцы», «младороссы», философ Иван Ильин.
Очень интересно эпистолярное наследие «прогрессивного националиста» (так
называлась его парламентская фракция в IV Государственной думе) Василия
Шульгина, одного из самых известных монархистов-«возвращенцев».
Характерно, что Шульгину был чужд густопсовый шовинизм черносотенцев (он,
например, выступал против лозунга «Великая Россия» — все «русскоязычные»
должны жить под одной крышей), но, как и Иван Ильин, Шульгин не мыслил
национально-государственное устройство без учета исторических особенностей
развития, глубоких духовных корней традиционных конфессий (православия и
ислама), геополитического и географического положения России как
«приполярной» державы.
Россия — самая крупная страна в мире, подавляющая часть населения которой
живет в зоне рискованного земледелия. Все призывы реформаторов как в
прошлом, так и сегодня брать пример с западноевропейского или американского
фермерства разбивались о грубый природный фактор: французский «единоличник»
пахал, сеял и убирал с февраля по декабрь, а русский — с апреля по сентябрь
(на четыре месяца меньше). В США всегда можно было пахать поле до шести раз
подряд, в России и сегодня не более трех, иначе земля без паров переставала
рожать.
Во Франции можно сенокосить 60 дней, в российском Нечерноземье хорошо если
выпадает 20 дней без дождей. Отсюда — русский «аврал», «весенний день год кормит».
И ни в одной стране мира урожай так не зависел от погодных условий — засухи
или непрерывных дождей.
Все попытки большевиков «не ждать милостей от природы» разбивались об
отсутствие западной сельскохозяйственной инфраструктуры: дорог, складов,
местной перерабатывающей промышленности, — отсутствие газа, телефонов и
даже электричества в каждой деревне.
Русская Православная Церковь за тысячелетнюю историю восточного
христианства максимально приспособилась к этому природному циклу. Даже
свадьбы (венчание) играли на Красную горку (до весенних полевых работ) или
осенью — после уборки.
Богословы и иерархи РПЦ еще много столетий тому назад поняли всю опасность
голодных бунтов своей паствы (даже при аграрных реформах Столыпина в 1912
г. голодали более 20 млн. человек на 140 млн. населения империи). Поэтому
они, с одной стороны, поддерживали централизацию России (избрание на
престол династии Романовых в начале XVII в.) и «казенный» (государственный)
сектор экономики (включая создание государственных продовольственных
резервов), а с другой — РПЦ играла роль своеобразного «собеса» (подаяния на
паперти, монастырские богадельни и т. д.), что много десятилетий, вплоть до
1912 г., заменяло отсутствие государственной системы социальной
защищенности.
По тем же причинам РПЦ не шибко ратовала за крестьянскую частную
собственность на землю плюс права купли-продажи, т. к. боялась резкого
раскола крестьянства на «кулаков» и «бедняков», утверждая, что «земля
ничья, она — Божья», защищала крестьянскую общину (и выступала поэтому
против реформ Столыпина) — не по врожденной «реакционности», а потому, что
понимала, на какой земле и при какой погоде живут ее прихожане, и не желала
оставить голодными подавляющее большинство в пользу жирующего меньшинства.
Опасения сельских священников оказались пророческими: раньше, при
Керенском, крестьяне начали жечь помещичьи усадьбы, они разгромили дворы
богатых соседей — столыпинских хуторян-«кулаков».
Православие наложило глубокий отпечаток на духовный и материальный склад
жизни не только в России.
Для целых народов и государств Греции, Болгарии, Сербии, Черногории
православие (как католицизм — для Польши, Литвы, Бельгии) — это больше чем
просто посещение церкви. Это фундамент национально-культурного
самосознания! Это одна из духовных основ целостности территории государства
и его жизнеспособности.
Посмотрите, что произошло на Балканах. Пятьсот лет господства турок-османов
не смогли сломать духовную культуру и язык греков, сербов, болгар. Почему?
Поработив обширную территорию, турки, однако, не разрушили
восточнохристианскую (византийскую) иерархию, даже константинопольского
патриарха не тронули. В результате за пределами православных монастырей и
церквей все было сметено, а в этих духовно-религиозных анклавах службы,
обучение, живопись — целая православная культура — продолжали существовать
и даже. развиваться. Со временем этот сплав православия и национальной
культуры стал духовной основой для сопротивления иноземному игу у греков,
сербов, черногорцев, болгар и румын. Наоборот, там, где османам удалось
сломить пассивное сопротивление православных иерархов (босняки и
герцеговинцы, меньшая часть болгар и греков) и обратить эти народы в ислам,
там фактически возникли опорные пункты их политического господства на
Балканах. И не случайно Босния и Герцеговина дольше всех балканских
провинций входили в состав Османской империи, а сегодня там мы наблюдаем
самое ожесточенное сопротивление мусульманских фундаменталистов.
РПЦ В РОЛИ НЕВЕСТЫ
Отечественная история как нарочно, совершив 90-летний цикличный оборот,
вновь поставила РПЦ перед выбором.
Известие об указе N 1400 от 21 сентября президента РФ застало Патриарха
Московского и всей Руси Алексия II в самый разгар его пастырской поездки по
США. Первоначальная реакция первоблюстителя была весьма сдержанной. Затем
последовало заявление о настоятельной необходимости избегать пролития крови
и гражданской войны.
Ряд общественных деятелей (Григорий Явлинский, Виталий Третьяков и др.)
выступили с предложением о посреднической миссии патриарха между Белым
домом и Кремлем.
Известно, что отношения иерархов РПЦ и других традиционных конфессий с
частью администрации президента РФ до 21 сентября были достаточно сложными.
Президент дважды не поддерживал новую редакцию Закона о свободе совести,
принятую ВС РФ, хотя Священный Синод еще 16 июля высказался в пользу этого
закона, дающего традиционным конфессиям России ряд преимуществ перед
заезжими протестантскими теле- и радиопроповедниками.
Первый заместитель премьер-министра В. Ф. Шумейко «замотал» письмо Алексия
II о предоставлении традиционным конфессиям одного из центральных каналов
ТВ, и патриарх вынужден был вторично обратиться с письмом к Б. Н. Ельцину.
Сегодня по понятным причинам каждая из противоборствующих сторон весьма
заинтересована в привлечении иерархов традиционных конфессий России на свою сторону.
И. О. президента А. В. Руцкой выразил готовность немедленно подписать
вторично отклоненный президентом Б. Н. Ельциным закон о свободе совести, 25
сентября по предложению первого вице-спикера в третий раз принятый съездом
и ВС РФ, о чем Руслан Хасбулатов объявлял митингующим перед Белым домом.
С другой стороны, в администрации президента РФ согласны пересмотреть
прежнее решение и с этой целью создали согласительную рабочую группу. Там
также намерены поддержать проект создания общественного Фонда единства
православных народов (а также аналогичного фонда народов ислама РФ), о чем
ранее просил Б. Н. Ельцина патриарх.
Словом, иерархов РПЦ и ислам «обхаживают» все. Это и понятно: в предстоящих
выборах парламента и президента их голос для избирателей явно не станет гласом вопиющего в пустыне.

 

Независимая газета, Москва
01.10.1993
Рубрика: МНЕНИЕ
Автор: Александр Анин

РАЗДАЛСЯ ГОЛОС «С МЕСТ» ОКРАИНАМ НАЧИНАЕТ НАДОЕДАТЬ МОСКОВСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

МОЖНО по-разному относиться ко вчерашнему совещанию субъектов федерации на Ильинке, сколько, угодно преувеличивать или преуменьшать его представительную значимость, но одно не вызывает сомнений — из регионов раздался голос, и этот голос (пусть пока слабый) не может не резать слух Борису Ельцину. Ничего подобного не было бы, если бы президент по возможности быстро нейтрализовал краснопресненское сопротивление — победителя не склоняют к компромиссу с побежденными и тем более не предъявляют ему ультиматумов. Региональных лидеров и тех, кто за ними стоит, волнует не судьба осажденного Верховного Совета и не уровень конституционности действий президента. Единственное, что им небезразлично, — это собственное влияние на вверенных им территориях и за их пределами.

Для этого, кроме прочего, им необходим надежный якорь в виде стабильной власти в центре, потому что любой кризис метрополии бьет по их интересам. Периферийным генералам все равно, кто будет над ними, — главное, чтобы это были не законченные идиоты, а люди, с которыми можно договориться. Но, как непременное условие, они должны быть относительно едины в осуществлении властных полномочий. Каждый лишний день суматохи на Площади Свободы в Москве будет укреплять Казань, Уфу, Петрозаводск, Тюмень, Якутск и пр. в презрении к одним за то, что не смогли начать и презрении же к другим за то, что никак не могут кончить.

Когда презрение маргиналий к метрополии достигает критической массы, последняя пересчет существовать, но до этого еще далеко. Пока же «товарищи с мест» пытаются уговорить уйти и тех, и этих, и уровень представительности их совещаний будет повышаться сообразно стойкости Белого дома и нерешительности Кремля.

Независимая газета, Москва
01.10.1993
Рубрика: ПОЧТА
Автор: Леонид ТЕРНОВСКИЙ

ВОПРОС СПИКЕРУ

НА ДНЯХ узнал, что Верховный Совет дополнил УК России статьей, сурово — вплоть до смертной казни! — карающей за действия в поддержку избранного народом и отвергнутого парламентом президента Ельцина. Серьезное предупреждение! Оно побуждает меня публично определить свою позицию.

Я не одобряю некоторые действия и указы Ельцина. Осуждаю его за медлительность и нерешительность в проведении назревших реформ. Считаю, что он допустил много ошибок и промахов. Но в его противоборстве с парламентом, представляющим прошлое России, толкающим ее в своекорыстном ослеплении к кровавой междоусобице, — я на стороне президента. Я поддерживаю предложенный в его указе мирный путь к разрешению конфликта — через досрочные перевыборы всех ветвей власти. Я намерен и впредь исполнять его призыв — продолжать спокойно трудиться на своем рабочем месте.

Вот только бы хотелось спросить уважаемого Руслана Имрановича: расстреляют меня за это или повесят?

Независимая газета, Москва
02.10.1993

Рубрика: МНЕНИЕ

«ВЫХОД ВОЗМОЖЕН»

КОРРЕСПОНДЕНТ «НГ» обратился к Федору Бурлацкому с вопросом — возможен ли
выход из нынешнего политического противостояния? «В политике выход всегда
возможен, если считаться с реальностью, — ответил г-н Бурлацкий. — Я
вспоминаю острейшее противостояние в период Карибского кризиса. Хрущев и
Кеннеди, которые считали себя врагами, даже в такой, казалось бы,
невозможной ситуации сумели найти выход. Что же говорить о российских
деятелях, которые, кстати говоря, некогда вместе пришли к власти и долгое
время сотрудничали?.. Сейчас основная цель, которую ставил президент Борис
Ельцин своим указом о поэтапной конституционной реформе, достигнута. Выборы
в парламент назначены, президент тоже будет избираться, хотя продолжается
обсуждение вопроса о сроках. Открыта дорога для принятия новой Конституции
и создания нового парламента взамен съезда народных депутатов и Верховного
Совета России. В то же время возникло острое противостояние между
различными политическими силами, и в случае упорства и неуступчивости
сторон оно может перерасти в гражданскую смуту. Причина кроется в опасениях
довольно широких кругов общественности, ряда партий, многих регионов по
поводу угрозы ликвидации самих парламентских институтов, а также
самоуправления на местах. На мой взгляд, разумным решением было бы
сохранение преемственности между ВС РФ и будущим парламентом и
дополнительные гарантии подлинно свободных и честных выборов для всех
партий, групп и кандидатов. Для этих целей следовало бы сохранить на период
до выборов нового парламента статус и председателя ВС РФ Руслана
Хасбулатова и на период до выборов президента России статус вице-президента
Александра Руцкого. Думается, что это развязало бы узел, рубить который невозможно».

Независимая газета, Москва
02.10.1993
Автор: Борис Капустин

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА РОССИИ КАК ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ОПТИМИЗМА

И В ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ выступлениях, и в академических исследованиях в нашей
стране и за рубежом немало говорилось о том, что политическая культура
России является одним из серьезных препятствий для проведения
демократических и рыночных реформ. Хочу не согласиться с такими
утверждениями и высказать парадоксальный на первый взгляд тезис: само
продолжение курса на демократические и рыночные преобразования — при всех
значительных, подчас вопиющих изъянах в его практическом осуществлении — в
большой мере обусловливается именно доминирующим в России типом
политической культуры, прочностью присущих ему либерально-демократических
установок. Сказанное отнюдь не тождественно утверждению о его высокой
зрелости, о том, что в структуре его ценностей и ориентации нет «пробелов»
— в сопоставлении с «усредненными» показателями и характеристиками, к
примеру, стран Западной Европы (достаточно отметить, что выявленный
различными опросами «показатель толерантности» в России оказывается заметно
ниже, чем на Западе). Тем не менее именно устойчивость
либерально-демократических приверженностей достаточного числа россиян
позволяет объяснить и ряд кажущихся парадоксов политического процесса в
нашей стране и понять условия той корректировки курса реформ, которая может
способствовать стабилизации обстановки в стране.

В одной из статей, посвященных анализу «шоковой терапии» в России,
помещенной в американском еженедельнике «Нейшн», автор, приводя данные о
катастрофическом падении жизненного уровня россиян (85 — 90% которых
оказались ниже официальной черты бедности), сопоставляет их с лишениями
американцев в период «великой депрессии» 1929 — 1933 годов. Его поражает
тот факт, что за один 1992 г. потребительские расходы упали у нас на 38%,
тогда как в США за четыре года депрессии они снизились на 21%, породив не
только колоссальное социальное напряжение и смену администрации, но, что
важнее, радикальный пересмотр основ правительственной политики,
выразившийся в принятии «нового курса» Рузвельта. В подтексте звучит
вопрос: как может такое продолжаться в России, как возможно сохранение режима?
Усилим этот сюжет: а как возможно, что на апрельском референдуме 1993 г.
была выражена поддержка не только президенту Ельцину, но и его
экономической политике при том, что основные мероприятия этой политики не
принимались большинством россиян (согласно опросам, накануне VII съезда
народных депутатов России противниками освобождения цен себя считали 71%
населения), что ни одно из данных лично президентом обещаний по
стабилизации положения и выходу из кризиса не было выполнено?

Как это объяснить? Пресловутым многотерпением и безответностью россиян? Но
сам демонтаж коммунистического тоталитаризма заставляет усомниться в таком
предположение. Утилитаристской калькуляцией пользы со знаменитой поправкой
Людвига фон Мизеса на необходимость «временных жертв» сегодня ради
получения большей выгоды завтра? Но, согласно опросам, слишком много
россиян уже не верят в то, что их поколению доведется жить в «нормальных
условиях». Жертвование же собой ради других поколений — мотив, присущий
скорее коллективистско-коммунистической, чем
либерально-индивидуалистической идеологии. Да и насколько действенен этот
мотив сегодня, в условиях нарастающей атомизации общества, кризиса
нравственности вообще и нравственной связи поколений в частности, а также
аллергии к любым пророчествам и утопиям «светлого завтра», порожденной в
большой мере коммунистическим утопизмом?

Так в чем же дело? Или поставим другой вопрос: почему «непримиримая»
коммунистическо-напионалистическая оппозиция при всех лишениях народа и
действительной униженности национального сознания распадом СССР и
дезинтеграционными процессами в России имеет политически эффективные
симпатии — по весьма оптимистическим оценкам — 12 — 15% населения? Почему
ей не удается политически мобилизовать широко распространенное недовольство
существующим положением дел?

Всему этому, если говорить о политической культуре, есть, видимо, своя
причина. Это приверженность идеям демократии и свободы, политической и
экономической, приверженность, не находящая пока ни ясной идейной
артикуляции, ни адекватных политико-организационных форм и проецируемая
(особенно в критических ситуациях) на образ Ельцина за отсутствием иных
(пока) общенациональных символов. При всей своей неартикулированности и
организационной невыраженности эта приверженность играла и играет важную
практическую роль в текущей политике, предохраняя страну (опять же пока) от
срыва в (псевдо-) модернизаторский бонапартизм и в реставрацию — в той или
иной форме — старых порядков. Как показательно, скажем, что даже в том же
архиболезненном вопросе либерализации цен к 15% ее сторонников добавляются
24% тех, кто, не поддерживая ее, не хотел бы возврата к регулируемым ценам!
Такая тенденция, которая может показаться противоречивой и
«неконструктивной», характерна и для тех групп населения, которые при
первом приближении представляются чуть ли не «ударными отрядами»
антиреформаторских сил. К примеру, в группе работников областного аппарата
управления 60% считают себя противниками свободных цен, но лишь 29%
выступают за возврат к государственному регулированию их. Вспомним и о том,
что в драматические декабрьские дни 1992 г. против роспуска Верховного
Совета РФ, ставшего символом антиельцинской оппозиции и получающего
одобрение лишь 7% опрошенных, выступили 66% респондентов (по опросу Б.
Грушина, проводившемуся в Москве).

Налицо, казалось бы, вопиющий парадокс: неподдержка реформаторских
действий, но в то же время отказ и от реставраторской альтернативы. Этот
парадокс — при поверхностном рассмотрении — представляется свидетельством
«неконструктивности», «незрелости» общественного сознания, можно сказать,
воплощающих известную сказочную формулировку «хочу того, не знаю, чего…».
Но этот парадокс и есть выражение того действительного противоречия нашего
развития, которое необходимо разрешить, если страна стремится к демократии
и рыночному хозяйству. Противоречие же заключается в том, что рынок как
основа эффективной экономики и коррелят политической демократии необходим,
и в этом смысле ему нет альтернативы, но в то же время он может играть эту
роль лишь при определенных социально-культурных и политико-правовых
предпосылках, которые им самим не создаются и без которых он не является
самим собой, «не работает на общество». Изъяны нынешнего реформаторского
курса, основные причины массового недовольства и возникновения того
парадокса, о котором идет речь, заключаются не в самих по себе действиях по
формированию рынка, а в игнорировании необходимости создания предпосылок
для него. Это означает следующее: принципиальный вопрос даже не в том,
каковы должны быть доля и удельный вес вмешательства государства в
экономические процессы (они важны, но имеют, так сказать, «технический»
характер), а в том, существует ли минимально эффективная публичная
администрация, способная поддерживать общественный порядок и хотя бы
собирать налоги, имеется ли рациональное (и обеспечиваемое силой
государства) право, регулирующее отношения в обществе, в том числе
отношения собственности, воспроизводятся ли те элементарные ячейки
общества, начиная с семьи, эрозия которых грозит распадом самой социальной
ткани, осуществляется ли та «низовая» самоорганизация людей, которую Я.
Корнаи назвал третьей необходимой формой социальной координации
(«ассоциативной», самодеятельной) наряду с бюрократической и рыночной
формами, присутствует ли тот элементарный нравственный порядок, та
«инфраструктура» доверия и обязательности, без которой разрушается любое
общество, становится невозможной и игра материальных интересов, фиксируемая
выполняемыми контрактными соглашениями.

Необходимость этих (и иных) предпосылок рынка — отнюдь не специфика России.
Их фундаментальный анализ — достояние классической обществоведческой
традиции Запада, идущей от Гоббса и Локка к Дюркгейму и Максу Веберу и в
новых формах развиваемой и ныне. Своеобразным резюме этих исследований в
интересующем нас аспекте можно считать вывод одного из крупнейших
экономистов и философов XX века Йозефа Шумпетера: «Не может работать
никакая социальная система, которая основана исключительно на сети
свободных контрактов между (легально) равными договаривающимися сторонами и
в которой от каждого ожидается, что он руководствуется только своими
собственными (краткосрочными) утилитарными целями».

Повторю: специфика России не в необходимости всех этих предпосылок рынка,
оформляющих, направляющих, «фундирующих» преследование индивидами
собственных утилитарных целей и тем самым делающих общество
«работоспособными. Она заключается, скорее, в необходимости
целенаправленного их созидания, поскольку многие из них были разрушены
десятилетиями тоталитаризма, а иные наличествуют в форме, непригодной для
свободного общества, в отличие от более стихийного и эволюционного пути
развития и утверждения этих предпосылок в общественной жизни Запада. Хотя и
в его истории преуменьшать роль целенаправленного политического начала для
решения этих задач было бы наивно.

Именно потребность в создании этих предпосылок со всей силой ставит вопрос
о роли государства и политической деятельности вообще. Думаю, что основное
размежевание в нашем обществе сейчас проходит не через отношение к рынку,
частной собственности, освобождению цен и т. д. Оно проходит через
отношение к государству, через вопрос не просто о его усилении (абстрактно
с этим соглашаются все), а о том, быть ли ему лишь «техническим»
инструментом, обслуживающим становление рынка, взятого самого по себе, а не
как сторона общества (что предполагает, будто рынок сам решит все его
основные проблемы, выступит чем-то вроде «базиса», как он понимался в
вульгарном марксизме), или же государство приобретет подлинно политический
характер деятельного волевого начала общественной жизни, ибо только в
качестве такового оно способно формировать или обеспечивать рост
предпосылок общественно полезного рынка.

Видимо, не нужно долго рассуждать о том, что в качестве такого начала может
и должно выступить государство не авторитарное, а демократически
представительное, находящееся в среде общей плюралистической свободной
политической активности, питающееся ее соками и зависящее от нее. Очередной
(кажущийся) парадокс нашей нынешней жизни в том и заключается, что
«техническое» государство, стремящееся вроде бы ограничить свое участие в
общественных делах, с одной стороны, слабеет и в известном смысле
дезинтегрируется, оказываясь не способным нормально осуществлять даже те
функции, которые крайние либералы отводили «минимальному государству»
(включая элементарное сохранение государственной целостности,
обязательность законов и порядочность чиновничьего сословия), а с другой
стороны, как раз вследствие своей неэффективности это государство вынуждено
с внушающей опасение регулярностью прибегать к далеко выходящим за рамки
законности мерам.

Нам нужно политическое, а не «техническое» государство, государство,
ответственное за общество, а не только за рыночную реформу, тем более что
она реально сводится в исполнении «технического» государства по существу к
попыткам «латать дыры» разваливающегося хозяйства. Как перейти к
политическому государству?

Такой переход был бы немыслим при отсутствии либерально-демократических
приверженностей у значительной части народа, высокомерно отрицаемых как
теми нашими псевдолибералами, которых невозможность скорого пересаживания
на российскую почву (вульгарно понятой) «западной модели» привела к скорому
«нервическому отчаянию», так и сторонниками того «особого пути» России, в
котором самобытность равнозначна провинциальной «гордыне от ущербности». Но
такие приверженности есть, и это доказывает весь трудный опыт борьбы с
тоталитаризмом и посттоталитарного развития.

А если так, то на повестку дня встает другая задача: наработать способы и
формы артикуляции и политико-организационного оформления этих
приверженностей с тем, чтобы сделать их действенными в нашей жизни не
только в качестве пассивного противовеса бонапартистским и реставраторским
поползновениям, но как активного фактора политического процесса. Такую
наработку не подменить никакими, даже самыми благонамеренными ухищрениями,
идущими сверху. Ее может обеспечить только накапливаемый народный опыт.
Прежде всего — опыт участия в свободных выборах, какими бы неизбежными
иллюзиями и просчетами они ни сопровождались, но также и опыт деятельности
во всех структурах гражданского и политического общества. Это сейчас по
большому счету — самая важная задача. Мера накопления такого опыта в
принципе соответствует мере наших возможностей решить все остальные задачи,
включая и те, которые представляются «техническими» и связанными с
образованием полноценного, работающего на общество рынка.
Долг всего, что есть в России демократического — не по фальшивому
самоназванию, а по, пользуясь выражением Макса Вебера, «этике
ответственности», — способствовать накоплению этого опыта. Реализация
такого долга сейчас предполагает готовность занять во многом стоическую
позицию. Но она сама может стать обоснованием оптимизма в отношении судьбы России.

Независимая газета, Москва
07.10.1993
Рубрика: ПОЧТА
Автор: Николай АНДРИЯШИН

ДАВНО ПОРА!

С САМОГО начала деятельности Б. Н. Ельцина в Москве я распознал в нем
прогрессивного реформатора. Это проявилось еще в то время, когда Ельцин был
избран первым секретарем Московского горкома партии.
По этой причине кондовые ретрограды, к коим (несмотря на его саморекламу
как демократа) принадлежит и М. С. Горбачев, решительно отстранили Ельцина
от политики. Но собственная активность и случай (место Ельцину в Верховном
Совете уступил депутат Казанник) вновь вознесли на гребень волны этого
выдающегося политика, искренне стремящегося к улучшению положения
трудящихся.

Когда после указа президента о роспуске Верховного Совета и съезда
«обиженные» твердят о неконституционности действий президента, необходимо
констатировать истину: большинство депутатов не имеют контактов со своими
избирателями и менее всего заботятся об их нуждах, уделяя львиную долю
внимания собственному обогащению, стремясь стать жителями Москвы путем
приватизации служебных квартир. А главное — значительная часть депутатов
никогда по-настоящему не работала, ничего не делают они и теперь, получая
депутатское содержание.

Ну а уж спикера Хасбулатова, Ачалова и возомнившего себя чуть ли не
императором Руцкого я еще с полгода назад отрицательно охарактеризовал в
ряде моих выступлений в областных и региональных газетах. Властолюбивые,
корыстолюбивые, одержимые манией величия, эти деятели изо всех сил
стремились восстановить в России сталинскую тиранию во всей ее «красе».
Хасбулатов и Руцкой ныне фактически сомкнулись с гэкачепистами в своих
откровенных, лишь небрежно маскируемых планах. Хасбулатов козыряет своим
цинизмом, с ухмылкой заявляя: «Ну и что ж: мы принимаем законы, мы их
изменяем и отменяем». В особенности яростно пытался Хасбулатов задушить
прогрессивную печать, радио и телевидение, дабы создать такие средства
массовой информации, которые бы возносили «гениального спикера» до небес.
За что?.. Обнаглевший в условиях безнаказанности чиновник-хам, лицемерно
склоняющий слова «народ», «народа», «народу», пребывавший в страхе от
вероятности неизбрания на занимаемый им пост, менее всего заботящийся об
улучшении жизни трудящихся, — таков бывший председатель ВС Российской
Федерации Руслан Хасбулатов. Ближайший его советник В. А. Ачалов,
командовавший убийствами в Баку и Литве, возомнил себя Наполеоном…

Указ Ельцина о роспуске Верховного Совета и депутатского корпуса —
единственный и наивероятнейший выход из кризиса, измотавшего россиян, не
дающего нормально работать правительству России. Антиконституционно? Но
ведь старая Конституция, за которую хватались, как утопающий за соломинку,
Хасбулатов и Ко, Конституция, принятая в период брежневщины, это закон,
выгодный и спасительный для реакционеров. Можно ли и нужно ли соблюдать эту
индульгенцию неосталинистов?! У Ельцина не оставалось ничего иного, как
внести изменения в Конституцию с правом президента распускать парламент и
депутатский корпус, назначив дату выборов в Федеральное собрание.
Ельцин — наиболее искренний и честный политик, подлинно заботящийся о
трудовом народе. Подвиг Б. Н. Ельцина будет с благодарностью отмечаться
грядущими поколениями, имя нашего президента войдет в историю как пример
мужества, отваги и благородства. Правда, меня несколько коробит излишняя
гуманность нашего президента: ведь всех этих преступников надо отдать под
суд, а Ельцин трогательно заботится об их будущем, о трудоустройстве и
даже… о сохранении некоторых льгот! Но взбесившиеся парламентарии и
большая часть нардепов не ценят президентского гуманизма и как бы стремятся
заработать себе большее наказание. Что ж, вольному — воля.

Николай АНДРИЯШИН, пос. Чернь, Тульская обл.

Независимая газета, Москва
07.10.1993
Рубрика: ХРОНИКА
Автор: Иван Родин, Николай Ульянов

СЕГОДНЯ ДЕНЬ ТРАУРА ПО ЖЕРТВАМ КРОВАВЫХ СОБЫТИЙ В МОСКВЕ А ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ РОССИИ ИДЕТ СВОИМ ЧЕРЕДОМ: ОТСТАВКИ, НАЗНАЧЕНИЯ, ИМУЩЕСТВЕННЫЙ ПЕРЕДЕЛ, ПОДАВЛЕНИЕ ОЧАГОВ ВООРУЖЕННОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

ВЧЕРАШНИЕ ночь и день были небогаты уличными событиями, зато принесли большой урожай различных указов, заявлений и высказываний.

О ПОЛОЖЕНИИ В СТОЛИЦЕ

Предыдущая ночь в Москве не была отмечена серьезными вооруженными столкновениями, хотя в клиники столицы по-прежнему продолжают поступать пострадавшие.
По информации ИТАР-ТАСС, к утру вчерашнего дня завершен запланированный вывод из Москвы части воинских подразделений. О судьбе руководивших нападением на здания мэрии Москвы и телецентра «Останкино» Виктора Анпилова и Ильи Константинова достоверных сведений пока не получено. По информации зарубежных источников, они арестованы, однако подтверждения этих сообщений из штаба по координации действий силовых министерств не поступало.

НОВЫЕ НАЗНАЧЕНИЯ И СТАРЫЕ ЛИЦА

Как известно, Борис Ельцин назначил Алексея Казанника Генеральным прокурором вместо Валентина Степанкова.
Г-н Казанник родился в 1941 году, окончил Иркутский государственный университет, в настоящее время доктор юридических наук и профессор Омского государственного университета. Был в свое время народным депутатом СССР и прославился тем, что при выборах на первом съезде нардепов СССР Верховного Совета СССР предложил, чтобы Борис Ельцин занял там его место. С февраля 1993 года состоит членом Президентского совета.
Владимир Шумейко, как это тоже уже известно, стал новым министром печати и информации. Вчера он провел коллегию этого ведомства. По его словам, ФИЦ войдет в состав министерства, которое возглавит Михаил Полторанин, когда с него будут сняты все обвинения, выдвинутые прокуратурой. Новый министр обещал, что журналисты, собиравшие информацию в тяжелых условиях 3 — 4 октября, будут награждены. Он назвал введение цензуры «издержками первых дней» и заявил, что журналистам надо осуществлять самоцензуру. Однако он предупредил, что комендант района ЧП в полном соответствии с законом сможет арестовывать тиражи и передачи любых СМИ, если там содержатся призывы к разжиганию вражды всякого рода.

НАЧИНАЕТСЯ РЕСТАВРАЦИОННЫЙ ПЕРИОД

Как сообщалось, Белый дом и здание на Рочдельской улице (бывший Центризбирком) передаются под официальную резиденцию Совету министров. Восстановление разгромленного Дома Советов поручается провести правительству Москвы в течение октября 1993 г. — марта 1994 г. Финансироваться реконструкция будет из госбюджета, а также специального фонда.

ПРЕЗИДЕНТ ОБЪЯВЛЯЕТ ТРАУР И ОБРАЩАЕТСЯ К ГРАЖДАНАМ

Г-н Ельцин подписал указ о том, что сегодня, 7 октября, в день похорон граждан России, «погибших при пресечении вооруженной попытки государственного переворота», в стране объявляется траур. Президент выразил скорбь по убитым и соболезнование родным и близким жертв «мятежа». Как известно, денежная помощь по решению правительства будет оказана всем семьям независимо от того, за какую из сторон погибли их близкие. Вчера незадолго до подписания номера президент Ельцин в телевизионном выступлении обратился к народу с концептуальной речью, в которой подвел итоги всем последним событиям. Президент сказал: «Не нужно говорить, что кто-то победил, а кто-то потерпел поражение. Нас всех обожгло мертвящее дыхание братоубийства». Говоря о предстоящих действиях, президент заявил о необходимости скорейшего роспуска Советов всех уровней и выборах новых представительных структур на местах одновременно с выборами в Государственную Думу.

Коммерсантъ, Москва

06.10.1993.

Исполнительная власть не оставляет оппозиции шансов

Президентская команда продолжает принимать меры для стабилизации обстановки в Москве. Снят с должности генерального прокурора не внушавший доверия партии демократов Валентин Степанков, распущен Моссовет (несколько его депутатов арестовано) и районные Советы. Некоторые газеты вышли в свет с белыми пятнами на страницах (например, «Независимая газета» и «Сегодня») — на месте материалов, снятых цензурой. Московская милиция сообщила, что за первую ночь, прошедшую в условиях комендантского часа, не было угнано ни единой машины.

Писать можно все, кроме того, что запрещено
Деятельность средств массовой информации, безусловно, может оказать самое серьезное влияние на обстановку не только в городе, но и во всей стране. Поэтому естественно, что одним из первых шагов исполнительной власти в условиях ЧП стало закрытие наиболее одиозных оппозиционных газет и телепрограммы «600 секунд». Теми же причинами, по всей видимости, вызвано и введение цензуры.
Тем не менее тревогу многих журналистов вызывает то, что Кремль так и не очертил сколько-нибудь конкретно рамки деятельности предварительной цензуры и не определил «правил игры». Отсутствие сведений о том, какие материалы не подлежат публикации, открывает возможности для волюнтаристских действий цензоров, превышающие, как это ни парадоксально, даже возможности цензоров в памятные времена Главлита, поскольку в те годы цензорская деятельность регламентировалась огромным количеством секретных правил и установок, и цензор, по крайней мере, не снимал материалов по собственному усмотрению.
Последнее обстоятельство тем более серьезно, что, как выяснилось, в Министерстве информации и печати нет достаточного количества квалифицированных специалистов, способных заниматься проверкой материалов. В результате в некоторых изданиях контроль за материалами осуществляли военные цензоры. Как сообщили Ъ в Государственной инспекции по защите свободы печати и массовой информации при Мининформпечати, цензура введена только в Москве, mass media в регионах действуют без контроля.
Цензоры осуществляют контроль на заключительном этапе подготовки газет. Им выделены помещения в типографиях. Поэтому технология не всегда позволяет заменить изъятые материалы другими. Вчера утром «Независимая газета» и «Сегодня» попали к читателям с белыми пятнами на месте снятых цензурой материалов. Как стало известно впоследствии, сотрудники Мининформпечати изъяли из «Сегодня» материал Сергея Пархоменко, в котором он критически оценивал события в Кремле в ночь на понедельник — в частности, долгие переговоры с армейскими начальниками, никак не решавшимися войти в город, несмотря на прямые приказы. В «Независимой газете» были сняты два материала — мнение председателя Кемеровского областного совета Амана Тулеева о московских событиях, а также статья об одном из экологически вредных производств Москвы.
Наблюдатели ожидали, что в условиях ЧП вакантный пост министра информации и печати займет верный сторонник Бориса Ельцина Михаил Полторанин. Однако вчера он заявил журналистам, что не одобряет введение цензуры. В тот же день, по некоторым сведениям, этот пост по совместительству занял первый вице-премьер Владимир Шумейко. Неизвестно, насколько ему близка данная сфера деятельности, но имидж жесткого и решительного человека, приобретенный г-ном Шумейко, не оставляет сомнений, что цензура с точки зрения Кремля будет достаточно эффективной.

Кадры решают все
Одновременно президентская команда методично продолжала вчера нейтрализацию политических оппонентов. Центральный банк предписал коммерческим банкам Москвы прекратить все операции по счетам общественных и политических организаций, деятельность которых приостановлена Минюстом России в связи с причастностью к беспорядкам.
Валентин Степанков, которого многие из окружения Бориса Ельцина считали человеком Хасбулатова, а адвокат Макаров даже попытался обвинить в причастности к покушению на его жизнь, лишь две недели продержался на своей должности в условиях президентского правления. Его заменил сибирский юрист Алексей Казанник, известный демократическими убеждениям и тем, что на I съезде народных депутатов СССР он уступил свое место в ВС опальному тогда Борису Ельцину. Таким образом, следствие по делу арестованных в Белом доме будет вестись прокуратурой, возглавляемой их политическим противником.
Борис Ельцин снял с должностей глав администраций Амурской области г-на Сурата и Новосибирской области г-на Муху, открыто выступавших против его указа #1400. А Сергей Филатов, позвонив Валерию Зорькину, от имени президента и премьер-министра предложил ему уйти в отставку. В противном случае, было заявлено председателю Конституционного суда, на него будет заведено уголовное дело по поводу «правового обеспечения конституционного переворота». О реакции г-на Зорькина к вечеру еще не было известно. Вчера же появились сообщения о том, что в ближайшее время президент может распустить все местные Советы. Вопрос лишь в том, распускать все или только те, которые поддержали Белый дом, сказал высокопоставленный чиновник президентской администрации Петр Филиппов.

О чем думает Ельцин, то делает Лужков
Сложившейся ситуацией в полной мере пользуется московская администрация. Вчера на заседании Московского правительства Юрий Лужков сообщил, что в скором времени иногородние граждане, находящиеся в Москве без должных оснований и не зарегистрированные надлежащим образом, будут выдворяться из города. Одновременно мэр призвал москвичей сообщать о таких гражданах в отделения милиции. По его словам, в ближайшее время Борис Ельцин подпишет указ о визовом режиме въезда в Москву.
Лужков также заявил, что сейчас «необходимо использовать в интересах москвичей сложившуюся в городе ситуацию, не допустить ошибок августа 1991 года». По его словам, Советы в их нынешнем виде не могут существовать в Москве, а функции городского парламента должна исполнять дума, которой необходимо вернуть исторически принадлежавшее ей здание, в котором сейчас находится Музей Ленина.
Серьезность намерений Лужкова подкреплена решительными действиями правоохранительных органов. В воскресенье по обвинению в призывах к штурму «Останкино» были арестованы несколько депутатов распущенного Моссовета. По словам их родных, сейчас они находятся в «Матросской Тишине».
ВАЛЕРИЙ ПОГОРЕЛЫЙ
Комментарий редакции
События последних дней можно оценивать по-разному. Очевидно, однако, одно: в результате всего происшедшего страна фактически оказалась в условиях единовластия. Безусловно, такое положение имеет свои плюсы. В нынешней обстановке трудно отрицать необходимость разумных, но решительных мер, пусть даже выходящих за правовые рамки и ограничивающих гражданские свободы. Эти меры сами по себе не представляют угрозу для общества.
Опасно иное: единовластие — едва ли не самый большой для государственного мужа соблазн. Опасность состоит в том, что приятная возможность проведения мер без оглядки на оппозицию может создать у Кремля чувство собственной непогрешимости и привести в конечном счете к положению, когда высокая концентрация власти из необходимого средства превращается в самоцель.
Развивая ситуацию в направлении выборов, Борису Ельцину фактически предстоит играть на ограничение собственных властных полномочий. Такая игра требует огромного мужества. Удастся ли ему преодолеть соблазн всевластья? Если не сегодня, когда на улицах еще звучат выстрелы, то уже завтра это станет основным вопросом.

Коммерсантъ, Москва

06.10.1993.

Послесловие к штурму

Взятие Белого дома, справедливо оцененное как победа сторонников президента, не прекратило вооруженного противостояния в Москве. Об этом говорят события последних полутора суток: люди, получившие оружие у Дома Советов, продолжали стрелять — не только по сотрудникам МВД и военнослужащим, но и по гражданскому населению.

По данным ГУВД Москвы, за минувшие сутки в Москве зарегистрировано четыре убийства (одно раскрыто). Раскрыты три из пяти случаев нанесения тяжких телесных повреждений, все грабежи (пять) и три из трех случаев разбойных нападений. Из 90 угнанных машин найдены 23. Сотрудники милиции отмечают резкое сокращение числа тяжких преступлений, вызванное, вне всякого сомнения, введением режима чрезвычайного положения.
Один из ответственных сотрудников комендатуры района чрезвычайного положения заявил корреспонденту Ъ, что прошедшие сутки были лишь «генеральной репетицией» настоящего режима чрезвычайного положения (о других мерах властей по стабилизации ситуации в Москве см. стр. 12). Сотрудник комендатуры заявил, что проверке будут подвергаться все находящиеся на улице автотранспортные средства, их водители и пассажиры. Он не исключил и того, что пропуска на право проезда по городу во время действия комендантского часа (подробнее об этих пропусках — на стр. 2) могут начать подделывать. Поэтому не стоит удивляться, если сотрудники милиции на посту-пикете затребуют ваш пропуск для проверки. При этом стоит учитывать, что милиционеры в результате многочасового напряжения могут неадекватно отреагировать на любое резкое движение.
Если вчера днем вопрос о размещении задержанных за нарушение режима чрезвычайного положения еще не был окончательно решен, то к моменту, когда верстался этот номер, Ъ стало известно, что их решено размещать в специальных помещениях в окружных управлениях внутренних дел. Максимальный срок задержания — трое суток — не изменился.
Между тем в ночь с понедельника на вторник практически по всему городу гремели выстрелы. Около 00.40 в районе улицы Бакунинской из черной «Волги» был обстрелян прохожий, а час спустя на станции Бирюлево-товарная неизвестный из автомата обстрелял нескольких человек. Жертв, к счастью, не было, но и террористов задержать не удалось. Около 02.00 боевиками из гранатомета был подожжен БТР, стоявший у Белого дома. В нем заживо сгорел командир машины. Комментируя происшедшее, один из сотрудников милиции, стоявший на посту, предположил, что боевикам дано задание таким образом сеять в городе панику. В МВД России эту информацию подтвердили и заявили, что спецслужбы готовы к отражению террористических акций, а для уничтожения групп боевиков созданы специальные «летучие отряды», сформированные из бойцов спецподразделений и сотрудников ОМОН.
В беседе с корреспондентом Ъ один из сотрудников МВД сообщил о поступивших в министерство сведениях о том, что преступники пользуются неясностью ситуации и действуют, прикидываясь парламентскими боевиками. Примеров тому, заявил он, предостаточно, однако назвать какой-либо конкретный случай, сославшись на тайну следствия, отказался.
Утром ситуация в Москве, как сообщил дежурный управления по охране общественного порядка, в целом оставалось достаточно спокойной. Было зарегистрировано лишь несколько незначительных стычек между силами правопорядка и парламентскими боевиками, которым удалось вырваться из осажденного здания Верховного Совета.
А вот вечер вчерашнего дня оправдал предположения о том, что рассеянные по Москве вооруженные группы сторонников парламента вновь постараются напомнить о себе. Около 20.30 в районе улицы Новоспасской была замечена группа людей в гражданском с автоматами в руках. Как только ее члены поняли, что они обнаружены, они скрылись в подземном переходе. Однако милиция блокировала выходы, и скрывшимся в переходе пришлось сдаться. Их личности пока не установлены.
Немного позднее сотрудники милиции, несущие охрану здания ИТАР-ТАСС, заметили на крышах домов по улице Герцена нескольких человек в камуфляжной форме. Срочно вызванные подразделения ОМОН в течение двух часов прочесывали район возможного нахождения неизвестных. Задержано несколько человек, причастность которых к группам вооруженных сторонников парламента в настоящий момент устанавливается.
К счастью, во всех перечисленных выше случаях обошлись без стрельбы, чего не скажешь об инциденте с автомашиной телепрограммы «Вести». Она, несмотря на наличие пропуска на лобовом стекле, вчера вечером была обстреляна на одном из пикетов. В результате водитель был легко ранен, машина — прострелена в нескольких местах, а журналистка, возвращавшаяся домой, была доставлена в отделение под дулом автомата.
В 23.00 в милицию поступила информация о стрельбе из автоматического оружия в районе Алтуфьевского шоссе. По непроверенным данным, в ходе этой перестрелки были убиты двое и ранены несколько человек. К месту происшествия срочно были подтянуты отведенные было за город подразделения дивизии внутренних войск имени Дзержинского. Ее бойцы на бронетранспортерах усилили милицейские кордоны в городе и на выезде из него.
А уже около полуночи в центре Москвы сотрудниками милиции была замечена подозрительная автомашина ВАЗ-2106. На требование остановиться ее водитель не отреагировал и, увеличив скорость, стал удаляться в сторону Аминьевского шоссе. По сведениям одного из сотрудников милиции, он успел заметить у пассажиров бронежилеты и автоматы.
Следует, правда, отметить, что бдительность правоохранительных органов вчера принимала порой и несколько гипертрофированные формы: на протяжении дня неоднократно задерживали друг друга вооруженные группы московских, санкт-петербургских и оренбургских омоновцев.

Журналистам пришлось лечь на пол
Сразу после сдачи Белого дома группы мятежников, продолжавших боевые действия, стали пытаться пробиться через кордоны милиции и внутренних войск из центра к окраинам города. Одна из таких групп предприняла попытку прорыва в районе станции метро «Улица 1905 года». Когда боевики из числа сторонников парламента попытались просочиться через Краснопресненский парк, в зоне обстрела оказалось здание издательско-полиграфического комплекса (ИПК) «Московская правда». Со стороны улицы 1905 года боевиками был открыт автоматный огонь по зданию. В результате в редакциях газет «Московская правда», «Московский комсомолец», «Вечерняя Москва» и «Подмосковные известия» были выбиты стекла.
Журналистам пришлось покинуть редакционные кабинеты и лечь на пол в коридорах. Некоторое время спустя преследовавшие мятежников из этой группы бойцы ОМОН, пробравшись под огнем в здание, установили на крыше пулемет и открыли ответный огонь на поражение. Около 18.00 атака была отбита и бой переместился в сторону Звенигородского шоссе и Ваганьковского кладбища, где перестрелка продолжилась. Вскоре боевики были вынуждены отступить, бросив убитых и раненых. Пострадавших среди журналистов и работников ИПК нет, но из всех расположенных в ИПК газет (не считая вышедшей вечером «Вечерней Москвы») наутро вышли только «Подмосковные известия».

Со стороны защитников ИТАР-ТАСС жертв не было
Вчера ночью здание ИТАР-ТАСС на Тверском бульваре подверглось со стороны Никитских ворот и ул. Герцена нападению сразу нескольких групп вооруженных сторонников парламента. Как свидетельствует находившийся в зоне конфликта корреспондент Ъ, боевики были вооружены автоматическим оружием и пистолетами. Охрану главного здания ИТАР-ТАСС осуществляли штатные охранники, которым на помощь был выделен взвод ОМОН. Бой продолжался с 00.20 до 01.30 и закончился в пользу милиционеров. На улице остался лежать труп одного из нападавших. Омоновцы оттеснили боевиков, но преследовать их не стали.
Когда охрана возвращалась к зданию, ее обстреляли из проезжавших по ул. Герцена зеленых «Жигулей». Затем по охране открыли огонь два снайпера, засевшие на крыше «Кинотеатра повторного фильма». Омоновцы занялись охотой на снайперов, но последним удалось скрыться. Еще через несколько минут перед зданием появились два человека с автоматами. В ответ на предупредительный окрик омоновцев они открыли огонь. В результате этой перестрелки один из нападавших был убит, другого начали преследовать. Спасаясь бегством, он разбил витрины в доме #19 по ул. Герцена — отделении Сбербанка и парикмахерской и проник туда. Омоновцы, перекрыв выход, предложили беглецу сдаться. На что раненый в ногу террорист выбросил через разбитую витрину автомат и две гранаты Ф-1 с невыдернутыми чеками и сдался. В 01.30 раненый был отправлен в городскую военную прокуратуру, а убитый — в морг. Как выяснилось позднее, оба нападавших оказались офицерами Таманской дивизии (их фамилии не разглашаются). Оставшийся в живых так и не смог объяснить вразумительно, как он оказался перед зданием ИТАР-ТАСС и почему начал стрелять. Охрана ИТАР-ТАСС не пострадала.

Стратегия и тактика штурма
Военно-тактическую сторону операции правительственных войск по захвату здания мятежного Верховного Совета России военными подразделениями по просьбе Ъ прокомментировал один из военных экспертов Генерального штаба России.
Он заявил, что эта операция явилась уникальной со всех точек зрения, и прежде всего в том смысле, что объект штурма находился в центре гигантского мегаполиса, в густонаселенном районе. Необходимо учитывать и тот факт, что Белый дом, как и все правительственные здания, проектировался и строился с участием военных специалистов и представляет собой довольно удобный в фортификационном плане объект. То, что здание находилось на берегу Москвы-реки, создавало трудности для маневрирования правительственной тяжелой техники. Защитники Белого дома воспользовались этим преимуществом, блокировав прилегающие к зданию Краснопресненскую набережную, Глубокий переулок, Конюшковскую и Рочдельскую улицы и Кутузовский мост. Несомненным преимуществом было и то, что здание ВС России занимает господствующее по высоте положение в квартале — это дало отличную возможность для пулеметного и снайперского прострела прилегающих территорий.
Перед командованием правительственных войск, осуществлявших штурм, стояли следующие стратегические задачи:
1. Блокировать район Краснопресненской набережной, чтобы не допустить прорыва к объекту техники и живой силы противника (это было сделано — Белый дом блокировали три эшелона правительственных войск и бронетехники).
2. Сконцентрировать тяжелую артиллерию на подступах к объекту, чтобы осуществить артиллерийское прикрытие штурмующих и подавить огневые точки на крыше, в башенных и цокольных этажах здания. Это было сделано силами восьми танков Т-72, в 09.00 4 октября занявших позиции на Кутузовском мосту (два) и на набережной Тараса Шевченко (шесть). Они подавили огневые точки за 30-40 минут.
3. Подтянуть к фасаду здания воинские подразделения для непосредственного штурма. Это была наиболее сложная часть операции, поскольку из-за обстрела подвести войска можно было только при помощи бронетехники, а прилегающие магистрали были блокированы. Только преодолев цепь заграждений на Смоленской набережной, около 15 боевых машин пехоты вырвались на Краснопресненскую набережную и заняли позиции вдоль фасада.
Таким образом, к 14.00 была завершена подготовительная часть операции. Около 15.00 рота десантников ворвалась в цокольный этаж здания и заняла его. Далее в дело вступило спецподразделение «Альфа». По заявлению одного из ответственных сотрудников МБ России, «Альфа» выполнила свою задачу блестяще. К моменту штурма спецназовцы уже досконально знали план здания, месторасположение апартаментов руководителей мятежа и огневых точек противника.
Благодаря тому, что непосредственный захват здания проводила «Альфа», а не регулярные армейские части или ОМОН, по крайней мере случайных жертв непосредственно при штурме, начавшемся в 17.03, удалось избежать. Депутатский корпус, а также руководство мятежников сопротивления не оказали. К 18.00 Белый дом был взят, лишь немногим мятежникам с оружием в руках удалось просочиться сквозь оцепление. Несколько групп боевиков и отдельные снайперы и после взятия Дома Советов продолжали оказывать сопротивление. По последним сведениям, поступившим в распоряжение Ъ, в подвалах Белого дома еще находятся около 10 его вооруженных защитников, и сегодня спецподразделения предпримут попытку их ликвидировать: согласно приказу, по тем, кто еще не сложил оружие и остался в Доме Советов, будет вестись огонь на поражение.
Несмотря на усиленные милицейские кордоны, в район боевых действий у Белого дома сумели проникнуть почти 20 тысяч любопытных. В частности, у боевых позиций танков на набережной Тараса Шевченко находилось около 3 тысяч человек и 120 частных автомобилей. А на Кутузовском мосту, непосредственно на линии огня, находилось около 1,5 тыс. человек. К счастью, никто из них не был убит, однако число «зрителей», раненых шальными пулями, достигло 15 человек.

Точное число погибших пока неизвестно
Вчера Главное медицинское управление Москвы провело пресс-конференцию, в которой приняли участие начальник управления Анатолий Соловьев, директор Научно-практического центра экстренной медицинской помощи Людмила Костомарова, начальник оперативного отдела центра Дмитрий Некрасов и главврач станции Скорой медицинской помощи Николай Пироцкий.
Оценивая работу медицинской службы в этих сверхэкстремальных условиях, было отмечено, что «медики сделали все, что могли и должны были сделать». Из имеющихся в городе 450 машин «Скорой помощи» для нужд города в последние три дня было оставлено лишь сто. Пострадавших среди медиков, оказывавших помощь всем независимо от их политических пристрастий, нет.
За помощью к медикам за последние трое суток обратилось 553 человека (437 из них потребовалась госпитализация). Вопрос об общем числе погибших за время противостояния остается пока открытым. Что касается погибших во время уличных беспорядков, то до вечера 4 октября их было 66 (сюда же надо прибавить еще восьмерых раненых, скончавшихся в больницах). Однако завязавшиеся в ночь на вторник перестрелки у здания мэрии и на Дружинниковской улице унесли жизни еще 34 человек (четверо их них скончались вчера на операционном столе). Таким образом, общее количество погибших на московских улицах составило 108 человек. В это число не входят убитые во время обстрелов обитатели Белого дома.
Неопределенность относительно числа жертв среди защитников парламента, находившихся внутри здания, объясняется одним: сейчас правоохранительные органы проводят в Белом доме следственные действия, и медицинские работники смогут войти в здание парламента и вывезти тела погибших лишь после их завершения.

В настоящее время сотрудниками Главного медицинского управления подготовлена алфавитная картотека погибших (личности десятков жертв кровопролития еще не установлены) и раненых с указанием их местонахождения. В случае, если во время уличных беспорядков у вас пропали родственники или знакомые, обращайтесь во временное справочное бюро по телефону 251-83-00.

Руководителей мятежа могут обвинить в организации убийства
Вечером 4 октября следователи Генеральной прокуратуры России провели первые допросы арестованных лидеров оппозиции Руслана Хасбулатова, Александра Руцкого, Альберта Макашова, Сергея Бабурина, Вячеслава Ачалова, Виктора Баранникова и Андрея Дунаева. (По сведениям Ъ, все арестованные оппозиционеры, доставленные в Лефортовский следственный изолятор, в первый вечер остались голодными. Администрация СИЗО аргументировала это тем, что в тюрьме они оказались уже после ужина. Тем не менее Руцкому и Хасбулатову успели передать в камеры сигареты.)
Несмотря на то, что представители прокуратуры умалчивают о содержании допросов и об официальных причинах задержания перечисленных лиц, из источников, близких к прокуратуре России, корреспонденту Ъ стало известно, что все они арестованы по ст. 122 УПК России в рамках уголовного дела, возбужденного Генпрокуратурой 3 октября. Дело возбуждено по фактам организации сторонниками парламента массовых беспорядков (ст. 79 УК России).
По сообщению Генеральной прокуратуры, еще два лидера парламентской оппозиции — народный депутат России и председатель исполкома политсовета Фронта национального спасения Илья Константинов, а также лидер движения «Трудовая Россия» и Российской коммунистической рабочей партии Виктор Анпилов — со вчерашнего дня объявлены во всероссийский розыск. Как сообщил представителям mass media первый заместитель министра безопасности России Сергей Степашин, вчера Генеральной прокуратурой России в рамках этого же уголовного дела выписаны санкции на их арест.
Вчера же Московская прокуратура официально объявила о начале расследовании уголовных дел, возбужденных по фактам убийств или ранений в ходе беспорядков в Москве 3—4 октября. Об этом корреспонденту Ъ сообщил пресс-секретарь московской прокуратуры Виталий Рябов. Он также опроверг сообщения некоторых mass media о том, что прокуратура Москвы возбудила уголовные дела в отношении сотрудников милиции и ОМОН, перешедших на сторону парламента.
Эксперты Ъ предполагают, что расследование этого уголовного дела не замкнется в рамках 79-й статьи. Не исключено, что факты по проведенным московской прокуратурой расследованиям будут обобщены и переданы в прокуратуру России. В этом случае следствие сможет инкриминировать арестованным лидерам оппозиции ст. 17 и 102 УК России («организация убийства»). Тем не менее это будет трудно доказать. Руслан Хасбулатов, например, в интервью французскому телевидению за полчаса до ареста заявил, что не имеет никакого личного отношения к штурму Останкино.
Помимо этого, их могут обвинить в призывах к насильственному свержению существующего строя (ст. 70 УК России). Однако предъявление обвинительного заключения арестованным может быть осложнено тем, что все они могут (и, скорее всего, будут) объяснять свои действия защитой конституционного строя, ссылаясь при этом на решение Конституционного суда о незаконности указа президента от 21 сентября. В этом случае суду будет трудно вынести юридически обоснованное решение, и, вероятнее всего, на приговор окажет влияние политическая обстановка в России.

ОТДЕЛ ОПЕРАТИВНОЙ ИНФОРМАЦИИ, ОТДЕЛ ПРЕСТУПНОСТИ

Независимая газета, Москва
05.10.1993
Автор: Наталья Пачегина
ГРОЗНЫЙ: ЕСЛИ В БЛИЖАЙШИЕ ЧАСЫ ПУТЧ НЕ БУДЕТ ПОДАВЛЕН, ЭТО ГРОЗИТ РАСПАДОМ РОССИИ
РЕСПУБЛИКА ГОТОВА ОКАЗАТЬ ВОЕННУЮ ПОМОЩЬ ЕЛЬЦИНУ

ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА

В РЕСПУБЛИКЕ, где уже сутки с перерывами работает только один телеканал из России, пристально следят за московскими событиями. Официальный Грозный с тревогой, сказали корреспонденту «НГ», отмечает поразительное сходство в действиях и методах «московских законоборцев» и тех, кто, как заметил начальник департамента печати и информации ЧР Удугов, в мае этого года в Грозном пытался свергнуть законного президента. И хотя, как кажется, увиденное Дудаевым сходство между теми и другими могло бы только польстить Руслану Хасбулатову и Александру Руцкому, изменение обстановки в Москве действительно способно дестабилизировать ситуацию в бывшей «российской окраине».

По данным Службы нацбезопасности ЧР, местная партноменклатура, перебравшаяся на родину неделю назад, пока демонстрирует лояльность законной власти, однако из тех же источников стало известно, что за эту неделю в горном районе (райцентр Ведено, на границе с Дагестаном) роздано около трехсот стволов автоматического оружия. Руководит этой частью оппозиции бывший парламентский «патрон» службы нацбезопасности ЧР Ибрагим Сулейменов. Полковник РА, выходец из села Хажи-аул, опирается, как отметил Удугов, на местные религиозные авторитеты.

Поздно вечером в воскресенье в столице Чечни состоялось экстренное заседание правительства республики, на котором было принято решение о сформировании специального информационного центра, сотрудники которого, командированные в Москву, будут вести репортажи о здешней обстановке.

Потребность в этом, как объяснил Удугов, продиктована соображениями государственной безопасности Чечни, ситуация в которой напрямую зависит от положения в России. В связи с этим силовым структурам ЧР отдано распоряжение усилить оборону объектов жизнеобеспечения городов и райцентров республики. Погранично-таможенная служба Чечни переведена на режим повышенного контроля за грузами и пропуском граждан, поступающими в республику со стороны России. Республиканские силы, приданные департаменту нацбезопасности, передали из Генштаба вооруженных сил ЧР, с вечера воскресенья находятся на казарменном положении.

По словам представителя президента в Генштабе ЧР Мусы Мержуева, республика готова оказать военную помощь России в подавлении путча, прислав для этого по просьбе Москвы подразделение сил нацбезопасности или нацгвардии Чечни. Размер военной помощи России Чечня рассчитывает оговорить в ходе конкретных переговоров на эту тему. Необходимости в официальном заявлении Чечни о поддержке президента и правительства России, как считает Грозный, пока нет, тем более, что несколькими днями раньше позиция руководства республики была высказана в речи ее президента Дудаева.

Что касается бывшего председателя российского Верховного Совета, то едва ли, думают в Грозном, чеченца Хасбулатова удастся захватить живым.

Сегодня, Москва
25.09.1993

ПЕТР ЖУРАВЛЕВ: ОБИТАТЕЛИ БЕЛОГО ДОМА ТЕРЯЮТ ТЕРПЕНИЕ: ШТУРМА НЕТ.

РУСЛАН ХАСБУЛАТОВ «ИСЧЕРПАЛ ПОТЕНЦИАЛ»

Съезд обсудил трагический инцидент у штаба ОВС СНГ; расследование; работникам департамента охраны ВС гарантии «трудоустройства» в случае, если они добровольно покинут здание и сдадут оружие; «специальным прокурором»; прекратить деятельность съезда и Верховного Совета Российской Федерации; документ с требованием к Борису Ельцину отменить указ N 1400; целый ряд местных Советов Сибири, поддержавших парламент, взял под контроль региональные силовые структуры; распущенный президентом съезд намерен продолжить сегодня работу в Белом доме; парламентарии умеренной ориентации покинули депутатский корпус; «создает возможность выхода из конституционного кризиса»; продумать кандидатуру нового генпрокурора; определить дату досрочных одновременных выборов; 10-й внеочередной съезд открылся вечером 23 сентября 1993 года; 638 депутатов; 493 человека; вопросу повестки дня (политическая ситуация в России); когда и каким образом «бывший президент Борис Ельцин» совершил «государственный переворот»; разрушительному воздействию со стороны «горе-реформаторов»; о намерении руководства парламента в случае победы вернуться к государственному регулированию экономики; в 2.20 24 сентября 1993 года съезд подтвердил решение «полномочия Ельцина Б.Н. как президента Российской Федерации прекратились»; депутаты рекомендовали лидерам стран СНГ «воздержаться от встречи в Москве»; 24 сентября 1993 года спикер попытался вечером завершить работу съезда, ряд депутатов потребовал его отставки; председатель Совета республики Вениамин Соколов заявил, что спикер «исчерпал свой потенциал»; предложил депутатам разъехаться по регионам с агитационной работой, а членам Верховного Совета остаться и сопротивляться; председатель Конституционного суда Валерий Зорькин предложил съезду «компромисс» — возвращение всех сторон на исходные позиции по состоянию на 20 часов 21 сентября 1993 года, одновременные выборы президента и парламента 12 декабря 1993 года — «и тогда КС готов пересмотреть свои решения». В противном случае КС пообещал действовать по своему усмотрению.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s