Как американский журналист сделал звезду из Фиделя Кастро

В ноябре умер Фидель Кастро, который останется крупной исторической фигурой, хоть и правил небольшой страной. Путь кубинского революционера был тернистым, но очень удачным. А в 1957 году ему невольно очень помог американский журналист. О том, как газета The New York Times воскресила Кастро, сделала из него звезду и способствовала его победе, написал журнал Newsweek – «Йод» переводит этот интересный материал.

На протяжении долгих лет о кончине Фиделя Кастро сообщали много раз. Впервые это случилось около 60 лет назад, когда американская газета The New York Times и другие издания засверкали заголовками о гибели Кастро при неудачной высадке на Кубe 2 декабря 1956 года. Кубинское правительство, возглавляемое Фульхенсио Батистой, распространило фальшивую историю подавления восстания. На протяжении месяцев мир верил, что Кастро и его младший брат Рауль встретили свой бесславный конец на заброшенном кубинском пляже.

Правда не была известна до следующего февраля, когда американский репортер, преодолев армейские блокпосты, увидел повстанцев в их убежище в кубинских горах Сьерра-Маэстра. Это произошло сразу после рассвета, когда слабое зимнее солнце скользило по горам за горы, а лес был мокр от ночного дождя. Густой кустарник раздвинулся, и на поляну шагнул молодой и очень живой Кастро. Это был февраль 1957 года, и американский репортер был заворожен.

Cpgn07jWEAAFj3i.jpg-small
Фидель Кастро в 1955 году

«Это был человек ростом в шесть футов (прим. — 1,83 метра), с кожей оливкового цвета, полным лицом и всклокоченной бородой», — писал Герберт Мэттьюс в своем эксклюзивном материале на первой полосе «Нью-Йорк Таймс». «Личность этого человека подавляла. Это было видно по тому, как люди обожали его. Понятно, почему он захватывал воображение кубинской молодежи по всему острову. Тут был образованный, преданный фанатик, человек с идеалами, смелостью и замечательными качествами лидера».

Эта встреча 57-летнего военного корреспондента, известного редакционного автора, и 30-летнего революционера со степенью юриста положила начало сложной и несколько тревожной связи, которая помогла продвинуть Кастро во власть. Она также подняла первоначальные сомнения относительно истинности того, что появляется в новостях (и по сути, породила понятие «фейка»).

В течение следующих пяти лет репортажи Мэттьюса создали миф о Кастро, добродушном латинском Робин Гуде, борющемся за бедных и беззащитных. Романтические писательские характеристики принесли кубинскому лидеру сочувствие и поддержку американской общественности. Они также помогли укрепить авторитет Кастро на острове и сыграли роль в драматическом демократическом перевороте, который в конечном итоге привел к Карибскому кризису в 1962 году, чуть не превратившем Западное полушарие в золу.

Победа в информационной войне

Взлет Фиделя Кастро начался 1 декабря 1956 года, когда молодой юрист вместе с братом Раулем, аргентинским врачом Эрнесто Че Гевара и 79 молодыми кубинскими повстанцами пытались пришвартовать свою перегруженную деревянную яхту «Гранма» на юго-восточном побережье провинции Ориенте на Кубе. Они планировали объединиться со сторонниками на острове и поднять восстание, чтобы свергнуть полковника Батисту. Тот правил страной с 1933 года, иногда за спиной марионеточного президента. После отхода от власти на некоторое время, в 1952 году он вновь баллотировался на пост президента.

Столкнувшись с почти неминуемым поражением, Батиста начал переворот, сорвав предвыборную кампанию, в которой Кастро был кандидатом. Тогда Кастро взял в руки оружие против режима Батисты и утром 26 июля 1953 года штурмовал усиленно охраняемые военные казармы Монкада в Сантьяго, что на восточном конце острова. Атака потерпела фиаско: армия Батисты перебила или захватила большую часть потенциальных революционных повстанцев. Кастро и его брат сбежали, но позже были пойманы и отправлены в тюрьму. Меньше чем два года спустя, Батиста, думая, что сопротивление умерло, выпустил братьев и других лиц, принимавших участие в нападении.

20161127161750QHhIilsPU1fVNo60.jpg-w600
Фидель Кастро, задержанный после атаки на казарму

Но Кастро не сдались и немедленно возобновили борьбу. Они отправились в Мексику, где заручились поддержкой и собрали деньги для покупки оружия и яхты «Гранма». Они поклялись вернуться на Кубу или умереть к концу 1956 года.

Повстанцы отплыли из Мексики 25 ноября 1956 года, ровно за 60 лет до смерти Кастро, но прибыли на Кубу на два дня позже, чем планировалось, пропустив восстание, которое должно было совпасть с их посадкой. И это не все, что пошло наперекосяк. Вместо того чтобы пришвартоваться на мелком пляже, судно село на мель в мангровых болотах, далеко от берега. Повстанцы пробирались по грудь в воде, теряя большинство своих запасов.

Силы Батисты их уже ждали. Самолеты обстреляли повстанцев, убив многих, но не всех. В тот же вечер, газеты по всему миру разнесли сообщение агентства United Press International о том, что авиация и сухопутные войска уничтожали мятежников, в том числе их лидера, Кастро. Большинство повстанцев были убиты или захвачены, но братья, Че Гевара и еще несколько человек выкарабкались с пляжа на подножие Сьерра-Маэстра, горнило кубинской революции. Они разбили лагерь, лечили свои раны и начали вербовать новых сторонников. Несколько недель правительство Батисты продолжало сообщать, что Кастро умер, а тот молчал. И наконец, он решил, что настало время сказать миру правду.

Кастро также знал, что кубинские журналисты боялись Батиста, поэтому послал за зарубежным корреспондентом. В Гаване был корреспондент «Нью-Йорк Таймс» Руби Харт Филлипс, который десятилетиями освещал события на Кубе. Но мало кто на острове знал, что Филлипс – женщина, одна из немногих женщин-корреспондентов того времени. Она была удивлена, узнав, что Кастро выжил. Но очень опасалась, что после написания такого впечатляющего рассказа ее выдворят из страны. Она отказалась от интервью, а затем предложила его приятелю по офису Теду Скотту из телекомпании NBC – тот также отказался. Филлипс поняла, что единственный выход, если журналист возьмет интервью у Кастро, а затем покинет Кубу до того, как история станет известна. Она позвонила в Нью-Йорк и передала информацию Мэттьюсу.

В сопровождении своей жены Нанси Мэттьюс прибыл вскоре после этого. Они ждали в гостинице Гаваны в течение нескольких дней, пока не получили сигнал, что поездка в предгорье готова. Их план состоял в том, чтобы пойти в горы замаскированными американскими плантатором и его женой, подбирающими недвижимость.

Уловка сработала: армия пропустила пару через баррикады, так они пробрались в горы. Повстанцы взяли Нанси в безопасный дом и довели Мэттьюса к краю Сьерра, где ночью он начал энергичное восхождение. Замерзший, уставший, голодный, Мэттьюс добрался до лагеря повстанцев до рассвета и ждал там со своим сопровождением появление Кастро из леса.

fidel-759.jpg

Они говорили несколько часов, иногда на английском, но в основном по-испански. Мэттьюс делал редкие примечания на нескольких сложенных листах бумаги. Он записал описание винтовки Кастро с оптическим прицелом, посчитал солдат мятежников, толпящихся рядом. Мэттьюс поделился едой с некоторыми из повстанцев, они с Кастро закурили сигары. Перед отъездом репортер попросил лидера повстанцев подписать и датировать свои записи, чтобы доказать, что интервью имело место быть. Один из людей Кастро доставил Мэттьюса и его жену обратно в Гавану, где они сели на самолет до Нью-Йорка. Записи Мэттьюса были спрятаны в пояс его жены.

Глава фантастического романа

Мэттьюс написал три материала об этой драматической встрече. Первый был опубликован в воскресенье 24 февраля 1957 года. Как сообщила «Нью-Йорк Таймс» на своей первой полосе, Кастро, которого считали мертвым в декабре прошлого года, был не только жив, но и набирал силу. Самое главное, Мэттьюс представил версию Кастро, который не хотел власти для себя. «Мы боремся за демократическую Кубу, чтобы положить конец диктатуре,» — говорил он. Кастро пообещал, что его цель — восстановление конституционного правительства на острове и проведение выборов. Кубинский революционер сказал, что он не питает неприязни к США или американскому народу, и не упомянул ничего, что хоть отдаленно напоминало коммунистическую идеологию.

 

Screenshot_117-castro.jpg

Когда вышла первая статья, правительство Батисты назвало ее «главой в фантастическом романе». Несмотря на появление на первой странице подписи Кастро под фото, на котором он держит телескопическую винтовку, кубинские власти отметили, что отсутствует фотография Кастро рядом с корреспондентом. На следующий день была опубликована размытая фотография, на котором Мэттьюс и Кастро, прижавшись друг к другу, курили сигары. Низкое качество фото сохранило сомнение Гаваны в правдивости истории.

Цензоры Батисты останавливали доставку большинства иностранных газет на остров, а те, что пускали, сильно редактировали. Несколько копий «Нью-Йорк Таймс» доставили в посольство США без статей Мэттьюса. Но сторонники Кастро в США были умны – они отправили ксерокопии тысячам сторонников, лидерам мнений и бизнесменам. Скоро все на Кубе узнали, что Кастро жив и продолжает свое восстание.

Специальный репортаж американского телеканала CBS из кубинских джунглей, 1957 год:

Почти два года после этого Кастро боролся с армией Батисты. Но после того, как администрация Президента США Дуайта Эйзенхауэра приостановила поставки оружия Батисте в 1958 году, конец стал ясен. В канун Нового 1958 года, в то время как Мэттьюс был на вечеринке в Гаване, а Кастро по-прежнему отсиживался в горах Сьерра, Батиста улетел из столицы Кубы в Доминиканскую Республику со своей семьей, несколькими близкими соратниками и кучей награбленного. На следующий день повстанцы атаковали Гавану и взяли ее под контроль. Кастро спустился с гор и медленно преодолел путь через весь остров. 8 января он победоносно вступил в Гавану. День спустя администрация Эйзенхауэра официально признала новое правительство, в состав которого вошли умеренные кубинские чиновники. Кастро ограничился контролем над вооруженными силами. Это соглашение длилось недолго — меньше месяца.

Когда Кастро приехал в США несколько месяцев спустя, его встречали как знаменитость. Хотя Эйзенхауэр и отказался встречаться с ним, он разговаривал с вице-президентом Ричардом Никсоном, который потом сказал, что Кастро «невероятно наивен в отношении коммунизма или находится под воздействием коммунистического учения». В Нью-Йорке Кастро выступил перед пресс-клубом. Впервые он хвастался одурачиванием Мэттьюса, полагавшего, что его войска были намного сильнее, чем те, кто на самом деле маршировали по кругу во время знаменитого интервью в горах Сьерра.

Впрочем, Мэттьюс всегда отрицал, что был обманут. Но нет никаких сомнений в том, что он был ошеломлен тайным обьятием Кастро с марксистской идеологией, как и многие кубинцы, в том числе воевавшие бок о бок с ним. Командир повстанцев Хубер Матос счел отношение Кастро к коммунизму предательством, как и многие другие. Кубинцы на острове и в США обвинили Мэттьюса, а также «Нью-Йорк Таймс» в соучастии в предательском акте.

Приезд Кастро в Нью-Йорк, 1959 год:

Мэттьюс сохранял внеочередной доступ к Кастро и продолжал защищать его и его революцию, настаивая, что он не был коммунистом «в любом смысле этого слова». Но после того, как Кастро провозгласил свою революцию «социалистической», а в апреле 1961 года произошла легендарная операция в заливе Свиней, Мэттьюс признал правду. Наконец, в огненной пятичасовой речи в конце 1961 года Кастро демонстративно заявил: «Я-марксист-ленинист, им я буду до последних дней моей жизни».

Через годы после революции Че Гевара напишет в своих мемуарах, что статьи Мэттьюса дали повстанцам что-то более значительное, чем военная победа. В течение многих лет кубинцы-противники Кастро устраивали пикет возле штаб-квартиры «Нью-Йорк Таймс». Упоминание имени Мэттьюса в маленькой Гаване в Майами до сих пор заставляет кубинцев определенного возраста плеваться. В бывшем президентском дворце в Гаване, ныне Музее Революции, целая витрина посвящена встрече Мэтьюса и Кастро 1957 года. Памятник кубинским героям на набережной Малекон в Гаване имеет медную табличку с именем Мэттьюса.

И глубоко в Сьерра, на скрытом плато, до которого можно добраться только через поля, густые леса и мутный ручей, стоит каменный памятник, который увековечивает встречу между американским журналистом и мятежным команданте. Встречу, создавшую миф, который продолжает вдохновлять и будоражить страны и по сей день.

Перевод материала Антони Депальма, автора книги «The Man Who Invented Fidel» о Мэттьюсе

Как о Кастро узнали в СССР

О Кастро в СССР в центральной прессе начали писать в 1957 году – в период войны силы Кастро называли “движением во главе с лидером кубинской молодежи”. Внимание советской прессы привлекали его заявления о поставках американцами оружия Батисте и другая критика в адрес США. Но к новостям из Кубы обращались нечасто.

“Активная борьба против Батисты развернулась еще осенью прошлого года, — писала газета “Правда” в июле 1957 года. — Сначала это были демонстрации и митинги трудящихся. Но когда полиция и войска стали расстреливать демонстрантов, люди взялись за оружие. В декабре прошлого года молодой кубинский юрист Фидель Кастро, который вынужден был прежде, также как и многие тысячи других честных кубинцев, скрываться от репрессий Батисты за границей, высадился вместе с группой товарищей на берег провинции Орненте. […] Не менее 90 процентов молодежи острова, сообщает «Нью-Йорк Таймс», поддерживает партизан Кастро или сочувствует им”.

pravda_20_07_1957
Газета “Правда”, 20.08.1957

Победа революции была встречена сдержанно, без ликования, но с удовлетворением от того, что поражение от “кубинских патриотов” потерпел диктатор-союзник “американских империалистов”. Поначалу выступления Кастро цитировались по сообщениям американских СМИ, которые смотрели кубинские телевидение, радио или встречались с ним лично. Отмечалось, что Куба стала суверенным государством, а не колонией США.

Совсем теплыми стали отношения стали в 1960 году. В феврале того года в Гавану с выставкой достижений СССР оправился первый заместитель председателя Совета Министров Анастас Микоян, а в сентябре в Нью-Йорке с Кастро встретился лично Никита Хрущев. После этого окончательно установилась “теплая, братская дружба советского народа и героического народа Кубы”. Не могли не радовать советскую прессу и кубинские экономические реформы с конфискацией американской собственности.

Ogonek-41_10_1960.jpg

С приходом к власти Кастро годовщина его неудачного штурма казармы Монкада стала праздником. В 1961 году в “сердечном поздравлении кубинским друзьям” за подписью Никиты Хрущева и Леонида Брежнева Кастро называют “его превосходительство”. Казармы в газетах описывали как “оплот кровавого режима американского сатрапа Батисты”, а эпизоды биографии Кастро – в стиле повествования о революционерах-большевиках.

Карибский кризис осени 1962 года сблизил СССР и Кубу еще сильнее. “Брат” Фидель стал человеком, через которого могла начаться Третья мировая война. В СССР размещение ракет на острове преподносилось как способ защиты от вторжения США. В том же году родилась легендарная песня “Куба — любовь моя”, которую пел Иосиф Кобзон. “Мужество знает цель! / Стала легендой Куба, / Вновь говорит вдохновенно Фидель – /Мужество знает цель! / Родина или смерть!”.

Александр Успенский

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s