Как открывали Московский зоопарк

 

Фото: И.Панов/А.Н.Ларина. История Москвы в почтовой открытке. М.: АНО ИЦ «Москвоведение», 2010/pastvu.com
Подготовка к открытию зоосада, как он первоначально назывался, шла не один год. Сад организовывался не для забавы, а для актуальных исследований. Кто и как его создавал, как жили животные до эпохи зоосада, где его хотели, но не смогли открыть, почему москвичи стремились на Пресню, и что они могли там увидеть, читайте в нашем материале.

1856 год. Россия приходит в себя после Крымской войны. Декабристы амнистированы, Третьяков начинает постоянно покупать картины для своей галереи, Дарвин пишет о происхождении видов. Молодой зоолог Анатолий Богданов на заседании Императорского Московского Общества сельского хозяйства читает доклад об акклиматизации животных: «Удивительная вещь: человечество в тысячелетия успело присоединить к наследству своих праотцов с десяток только видов, число всех порабощённых животных простирается только до 43 видов. Явление странное…»

В своей речи он предложил создать организацию по акклиматизации животных и растений, которая будет заниматься систематическими исследованиями, опытами и сохранением исчезающих видов. Секретарь Общества Маслов позитивно встретил это предложение. Он заметил, что «мы истребили на всём пространстве России бобров, соболей, истребляем лосей и не сберегли пород обвинских и вятских лошадей».

 

Анатолий Богданов, Карл Рулье, Сергей Усов — основатели Московского зоопарка

Создание научной организации было актуально: отдельные частные попытки проводить опыты не могли привести к большим результатам. Нужно было объединить средства и знания, чтобы стало легче. Богданов описал и недавний пример такой структуры — Парижское Общество акклиматизации, созданное по инициативе Исидора Жоффруа Сент-Илера в 1854 году. Такие группы зоологов возникали и в других городах Европы. Для них зоосады были полем для экспериментов по приучению и климатической адаптации животных.

Зоосады, которые начали появляться в то же время, отличались от частных зверинцев, которые предназначались скорее для развлечения, чем для науки. Хотя и в них были интересные экземпляры. В известном зверинце Крейсберга на Лубянке в 1862 году, кроме привычных медведей, попугаев и обезьян, жили, например, анаконда, пума и ягуар. Семья владельца занималась дрессировкой животных. Это у них, по мнению газеты «Русский инвалид», было доведено «до совершенства». Получалось смешение зоопарка и цирка. В такие зверинцы ходили зоологи, художники, рисовавшие животных. Сам Крейсберг на основе своих опытов составил курс зообиологии. Иногда жителям городов демонстрировали одно или несколько животных в рамках «менажерок» («зверинец» по-французски). Так, во второй половине 18 века на Тверской в Москве показывали страуса.

Первое заседание Комитета прошло 30 января 1857 года. Директором стал профессор Карл Рулье, бывший секретарь МОИП, создатель отечественной научной школы зоологов-эволюционистов, посетитель зверинца Крейсберга, уже давно читавший лекции об акклиматизации.

«Наука особенно настоятельно требует следить за изменениями вновь перевезенных существ и за приурочиванием их к новым физическим условиям. Мы уверены, что наука выиграет от того чрезвычайно много», — говорил Рулье, отмечая, что «приурочивание» — это приспособление животного к урочищу (отдельной части местности). Но до преобразования Комитета в Общество и создания зоосада он не дожил, умерев в возрасте 44 лет.

План московского зоосада, 1865 год

Его ученик Богданов, который делал упомянутый доклад по поручению Рулье, занял должность научного секретаря и через несколько месяцев отправился в Европу для обмена опытом с европейскими коллегами, которые приняли россиян в Парижское Общество акклиматизации. Почти год он провёл за границей, изучая зоосады западной Европы, фермы и зоологию.

«Скоро зоологические сады составят необходимое условие высшего преподавания, сделаются не ученой роскошью, как теперь, но насущною потребностью», — писал Богданов.

Для развития акклиматизации необходимо было создать центр для опытов — зоосад. Комитет о нём начинал заявлять постепенно. В 1858 году в Москве организовали орнитологическую выставку с 285 экспонатами (из них 200 кур). Но продвинуться дальше было сложней. В том же году Комитет обратился к великому князю Николаю Николаевичу Старшему (третий сын Николая I) с просьбой стать почётным членом и покровителем. Тот интересовался зоологией, имел свою ферму в Знаменской мызе с лучшими породами скота и ходатайствовал о преобразовании Комитета в Общество (на уровень выше, наравне с Обществом сельского хозяйства).

Тем времем Комитет развивался и горизонтально — открылись отделения в Петербурге, Харькове, Орле, Воронеже. Деятельность шла в разных регионах — от Кавказа до Приамурья. Официально Комитет стал Императорским русским обществом акклиматизации животных и растений за три недели до открытия московского зоосада.

Отделы птицеводства и пчеловодства. Третья Акклиматизационная выставка в зоологическом саду. 1878 год Фото: Из книги «Московский зоологический парк. К 140-летию со дня основания. Страницы истории». 2004

Первый зоосад должен был быть организован в Нескучном саду. Именно там император Александр II по указу 1861 года выделил землю для проведения опытов по акклиматизации. Но дело не пошло. Даже при покровительстве великого князя, который и передал прошение о саде императору, денег не хватало. После начали собирать взносы от членов Комитета (а в 1862 году насчитывалось почти 700 человек) и пожертвования, получили государственное пособие, зоологи и ботаники читали публичные лекции.

В 1863 году в московском Манеже провели успешную выставку с показом птиц, скота и других животных коллекции Комитета.

«При входе на выставку посетитель по широкой лестнице поднимается на довольно высокую террасу, устроенную во всю ширину манежа, — писали „Московские Ведомости“. — С этой террасы открывается прелестный вид на первое отделение выставки, представляющее, в малом виде, довольно верную картину Зоологического сада».

Время ушло — право на Нескучный сад Комитет потерял, часть земель там купил князь Голицын. Животных поселили в арендуемый двор князя Касаткина-Ростовского на Пресне. Но там могли находиться не все. В квартире одного из активных организаторов будущего зоосада Сергея Усова жили кенгуру и валлаби (маленькие кенгуру), подаренные австралийцами. Как пишет историк Ирина Костина, «кенгуру были ручные, а валлаби даже спал на постели Усова». Кенгуру привёз в Россию командир фрегата «Светлана» Иван Бутаков — с австралийскими учёными россияне, как и с европейскими, активно сотрудничали.

Cкотный двор зоосада, 1860-е Фото: Фото: Из книги «Московский зоологический парк. К 140-летию со дня основания. Страницы истории». 2004/pastvu.com

В 1863 году власти предложили четыре места, где можно построить зоосад.

Первое — Измайловский зверинец. К тому времени в Измайлово (там, где сейчас располагается парк) зверинца уже как сорок лет не существовало. Основан он был во времена царя Алексея Михайловича. Во времена расцвета хранил экзотических для России животных, выращивал зверей для охоты. Но Измайлово тогда было очень далеко от города, ехать туда посетителям было бы неудобно. Другое место — Царицыно, также далеко. Третье — дубовая роща близ станции Николаевской железной дороги и Петровской Земледельческой Академии (она откроется в следующем после зоосада году), и тоже неблизко.

Четвертый вариант — Пресненские пруды. Они ближе всех к центру Москвы. Раньше прудов было четыре. В 18 веке там уже находились хозяйственные зверинцы — царский и патриарший. После того, как в 1806 году территория перешла начальнику кремлёвской экспедиции Петру Валуеву (заведующий строительством и ремонтом императорских зданий), к прудам горожане стали ходить в первую очередь повеселиться — там проходило множество гуляний, смотры невест, стояли питейные заведения. Затраты на сад в таком месте вполне могли бы окупиться. Из минусов — необходимость чистить пруды из-за нечистот от ближайших бань и узость пространства. В итоге Пресня была выбрана комитетом по устройству зоосада большинством голосов.

Пресненские пруды до строительства зоосада

Пока завершалась формальная передача земли (император подписал указа только в ноябре 1863-го), территорию будущего зоосада начали облагораживать. Часть зданий, построенных для выставки, переехала в зоосад. Деньги собирали через пожертвования, государственные субсидии и частные взносы (член Комитета меценат Е.М. Скворцов внёс целых 10 тысяч рублей). Император пожаловал 10,2 тысяч рублей. Почти столько же у Комитета было на момент выбора места. На исправление недостатков местности планировалось потратить 40 тысяч.

«Для увеличения площади сада засыпали очень заиленную часть Верхнего Пресненского пруда, оставив русло для протока ручья, возвели деревянную на каменных столбах ограду, отремонтировали имевшиеся строения, в частности, дом со службами для инспектора сада, амбар, погреба; из живописной каменной руины устроили медвежатник и помещение для мелких хищников, — пишет Костина. — Возвели постройки: деревянное помещение для дневных хищных птиц с зимними и летними вольерами, большое 2-х этажное помещение с навесами вокруг для травоядных, плетневое помещение для северных оленей, 2 строения для обслуживающего персонала; в одном из них, двухэтажном, на первом этаже сделали загон для свиней». На юге, ближе к Москве-реке построили оранжереи и плантации.

Пресненские пруды после строительства зоосада

Животные приехали из разных стран мира и районов империи. У голландца Зама в Петербурге был куплен зверинец (из крупных экземпляров в нём был носорог). Открыв зверинец в 1843 году на углу Мойки и Кирпичного переулка вместо зверинца Турньера, господин Зам, кроме показа животных, практиковал публичные скармливания кур и кроликов змеям и «спускание бенгальского льва и медведя в одну клетку». Зверинец приехал в Москву вместе хозяином, ставшим работником зоосада.

Мост через пруд, последняя треть XIX века Фото: Из книги «Московский зоологический парк. К 140-летию со дня основания. Страницы истории». 2004

Архитектор зоосада Петр Кампиони привёз животных, подаренных Парижским Обществом акклиматизации (из французского Булонского леса, в частности, приехала пара зебр). Через наместника на Кавказе, великого князя Михаила Николаевича, удалось получить животных кавказской фауны. Дары от именитых особ зоосад продолжал получать и после открытия. При издании первого путеводителя самые активные помощники зоосада были отмечены.

Не хватало рыб. Их планировали доставить с острова Гельголанд на Северном море, но не получилось. Построенное в 1864 году каменное здание для аквариумов отдали водным птицам.

Животные, подаренные московскому зоопарку, 1870-е

31 января 1864 года в присутствии великого князя Николай Николаевича зоосад открыли, отслужив молебен и окропив здания святой водой. Ко дню открытия в зоосаде жили около 300 животных: 12 медведей, 15 ар, 6 сусликов, 2 верблюда, 3 ежа, 4 павлина. 2 пеликана, 2 новоголландских казуара, леопард, ягуар, чайка, обыкновенный олень, аллигатор… За первый год сад посетили около двух сотен тысяч человек. Самый именитый посетитель — император Александр II — доехал до сада в августе и распорядился подарить трёх зубров и двух косуль из Беловежской пущи и слона, подаренного ему бухарским эмиром.

Животные, подаренные московскому зоопарку, 1870-е

Первый известный слон в Москве появился также благодаря царю — при Иване Грозном в 16 веке подарок аравийских послов вместе с арабом жил в зверинце у стен Кремля: между Никольской башней и местом, где сейчас стоит Исторический музей, располагался ров, где жили всяческие звери. Судьба слона была печальна: зимой его приходилось поить водкой и вином. Потом он попал под подозрение как виновник чумы, и его с арабом сослали в посад Городецкой, где они и умерли.

В том же кремлёвском рве при Алексее Михайловиче жил другой, персидский слон — он умер от желудочных расстройств. Другая история с московскими слонами связана со зверинцем на Китай-городе: раздраженный слон вырвался из вольера и был убит ротой солдат 144 пулями.

Алевизов ров у стен Кремля, акварель А.Алексеева

Ценовая политика в первое время работы сада может показаться странной для сегодняшнего времени. «Русский инвалид» писал: «Для того, чтобы сад мог быть доступен всякому, цена на вход будет назначена по праздникам 10 коп., в остальные дни 20 коп., по четвергам 50 коп.». Работал сад с 9 утра до заката солнца.

«Крупные серые попугаи, красные и голубые ары и белые какаду обыкновенно качаются на металлических кольцах и трапециях, подвешенных к деревьям и столбикам у самого входа в сад, озадачивая посетителей на первом шагу своим пронзительным криком, — описывал журнал „Кругозор“. — Совы и филины гнездятся в дуплах деревьев, окруженных проволочной сеткой; дневные хищники в целом ряде просторных клеток с сухими деревьями для нашеста. Безобидные жвачные: олени, козы, ослы и проч. разгуливают в легких загородках с хлевами и домиками в изящном швейцарском вкусе».

Пруд Зоологического сада, начало XX века Фото: https://pastvu.com/p/895

Показом животных сад не ограничивался. На Пресне продолжали проходить гулянья, полёты на шарах, катание на лодках, фейерверки. Зимой устраивался каток и горки для катания. Контракт на их обслуживание был подписан с купцом Авдеевым с правом для него получать доход с обязательным взносом зоосаду. В хорошую погоду по воскресеньям играл оркестр, посетителей катали на оленях. Посередине сада на месте выкупленного ресторана купца Шмелёва открыли кафе.

Здание для выставок и чтений, конец XIX века Фото: https://pastvu.com/p/39000

Устроенная территория делилась на две части — зоосад и ботанический сад (до конца 19 века не сохранился) у нижнего пресненского пруда. Иногда организовывались выставки-ярмарки, где животных было позволительно не только потрогать, но и купить.

Воспитанницы приюта на экскурсии в московском зоопарке, конец XIX века Фото:https://pastvu.com/p/418871

 

Поначалу зоосад был популярен. Первый год отмечен выручкой 30 тысяч рублей за входные билеты, второй больше — 40 тысяч рублей, третий — 52,5 тысячи. Однако постепенно интерес падал. Летом 1883 года Чехов критически отмечал: «За все лето ни одного посетителя! Оправдываются люди тем, что в саду, мол, все зверье от голода передохло. Это резонно, но только отчасти. Передохло, но не все… Нет слонов, тигров, львов, хамелеонов, но зато есть прекрасные экземпляры мелких животных. Есть желтая собачонка, принадлежащая кустодиям. Есть блохи, которых на досуге ловят жены сторожей. Есть мухи, воробьи, пауки, инфузории…».

Но зоосад, несмотря ни на что, сохранился до наших дней, превратившись в зоопарк.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s